Игры разума / Эмиль Меметов

24.01.201112:38

Музыкант группы «Хаят»

Мой дед был скрипачом. Мой дядя – трубачом. Мой отец – учитель музыки по классу аккордеона, баяна. С детства я рос в атмосфере музыки. Всегда с интересом
наблюдал за музыкантами на наших свадьбах. Поэтому решение заниматься музыкой пришло само собой. Мой родной братишка тоже музыкант. Есть трубачи и барабанщики и среди двоюродных. Я тут подумал, если
нас собрать вместе, такой бэнд получился бы!

Не бывает хорошей или плохой музыки. Хотя бы потому, что мы все воспринимаем музыку по-разному. Если мне не нравится какая-то мелодия, это не значит, что она недостойна существовать. Но важную роль в этом играет профессиональный подход, качество, хорошее исполнение.

Хочу, чтобы песни крымских татар звучали во всем мире и не оставляли никого равнодушным.

Я провел в Египте четыре года. Работал музыкантом в отелях. Это была хорошая школа для меня. Я научился торговаться, как это делают арабы. Я осознал, как дорог мне мой дом – два года и семь месяцев безвыездно среди песков, пальм и верблюдов. И, самое важное, – в Египте я нашел в себе веру. Из Крыма было много ребят, и все мы кичились в мусульманской стране, что мы свои, мы – мусульмане. «А почему вы тогда по пятницам в джами не ходите?» – искренне удивлялись арабы. Стало стыдно. И, может быть, это подтолкнуло сходить на пятничную молитву первый раз. Но вскоре я сам осознал, как это важно для меня. И это осознание стало для меня самым ценным опытом, приобретенным в Египте.

Помню свой первый день в Шарм-эль-Шейхе. Первое,
что я вытащил из чемодана – это фотографии родственников. Смотрел на лица родных и повторял глупый вопрос: «Что я здесь делаю?!» А потом привык. Так уж устроен человек.

Наш народ – мегаталантливый. Если у мальчишки нет барабана, он такое будет выдавать, отбивая на табуретке! Но вот мало среди нас талантливых продюсеров. Управлять талантом тоже нужно уметь.

Геннадий Асцатурян, наверное, был лучшим оранжеровщиком в Крыму. У него в свое время был классный джазовый оркестр. Сейчас дядя Гена в Карабахе, очень плох здоровьем. Многие его крымские ученики добились настоящего успеха в музыке. И я тоже очень многому у него научился.

Крымский татарин – рокер? В голове не укладывается. Все дело в ментальности.

Проблема нашей эстрады в том, что мало кто может найти «свое».

Распыляются, кидаются во все стороны. Наши музыканты играют все! Нужно джаз – сыграют джаз, нужно фолк – не проблема, попса – запросто, классика – конечно! И это проблема – берясь за все, невозможно делать качественную музыку.

Сегодня ноутбук – это первый инструмент у любого свадебного ансамбля. Как-то мы играли на свадьбе в одной из крымских глубинок. Разгар торжества, как всегда, гости толпятся в очереди. Подходит ко мне юная дама и заказывает песню Потапа и Насти Каменских. Я вежливо отвечаю, что их песен у меня нет. У девушки округляются глаза, и она надменно произносит: «Вы вообще интернетом пользуетесь?».

Свадебные музыканты против своей воли ВЫНУЖДЕНЫ играть «Кайфуем», «Самарканд» или «Боджа». Или вот эта «мы, татары, любим поспать…», или «сидят татары водку пьют», «джина, джина из кувшина». Но на наших свадьбах заказывают, и заказывают эти ужасные песни! Один только «Ташкент» чего стоит! Самая популярная песня на свадьбах. Многие подпевают, даже не осознавая смысла слов: «Родной Ташкент, ты родина моя». Именно на свадьбах очень ярко проявляются проблемы нашей культуры. Но у нас, музыкантов, связаны руки. На свадьбах работает правило: кто танцует, тот и заказывает музыку. Правда, последнее время все чаще и чаще хозяева свадьбы просят игнорировать подобные заказы. И это радует.

Новые свадебные схемы с четкой ставкой гонорара – очень заманчиво, но все-таки не то. Мы сторонники того, чтобы играть по старинке, «на къысмет», то есть на удачу.

Свадебный музыкант всегда заранее может угадать, какую песню закажет гость.

Больше всего не люблю играть на свадьбах в палатках поздней осенью или зимой. Жутко мерзнут пальцы, холодная земля вытягивает все соки.

Музыканты всегда найдут общий язык друг с другом. Точнее, они общаются между собой на особом языке. Язык этот скорее больше похож на цыганский жаргон, чем на крымскотатарский, но так уж повелось давным-давно – тогда, когда зарождалась наша музыка. Если услышите в разговоре между музыкантами «чае», значит, они говорят о девушке. «Ояз» говорят, когда хотят что-то прекратить, остановить. «Башау» – когда призывают играть.

Из мировых звезд хотел бы поиграть с Джорджем Бэнсоном – величайшим джазовым музыкантом и певцом. Конечно же, поработать с такими исполнителями как «Меццо форте», «Земля, Ветер и Огонь», Стинг – это мечта, а Майкл Джексон – просто пик карьеры. Но, к сожалению, на данный момент я занят в “Хаяте”-))).

У каждого человека своя судьба и свой путь. Если суждено мечте сбыться, то она обязательно сбудется. Но это не означает, что мы должны сидеть сложа руки и бездействовать. Оттачивайте в себе постоянное упорство, стремление и веру.

Моя жизнь резко поменялась после того, как я встретил Её. Моя супруга – моя вторая половина, мой помощник, мой вдохновитель.

Женщина должна быть нежной. Она должна нуждаться в мужской защите.

Всегда стараюсь взвешивать свои решения, трезво оценивать ситуацию

Я жутко боюсь стоматологов!

В людях не приемлю способность к предательству и неискренность. Таких особ не уважаю и стараюсь избегать.

Добро – это чистота мысли. Если ваши поступки направлены на благо других, вас можно назвать добрым человеком. Добра не бывает мало или много, оно неизмеримо.

ДОСЬЕ: Эмиль МЕМЕТОВ

Родился 24 октября, 1980г. в г. Гулистане, Узбекистан.

Закончил музыкальное училище им. П.И. Чайковского по классу фортепиано;

2001-2006 г.г. – работал пианистом в отеле Four Seasons в городе Шарм-эль-Шейх, Египет.

В 2006 году Эмиль и Ружди Меметовы (клавишные, фортепиано), Эрнест Халилов (труба), Рустем Къуртмеметов (скрипка) и Билял Мамутов (саксафон, кларенет, флейта) основали группу «Хаят». В 2008 году группа “Хаят” была признана Лучшим ансамблем года.

Подготовила
АЙ-мелевШЕ

Автор: Редакция Avdet

Редакция AVDET