Хан Девлет Гирай II и его время

15.08.201214:46

Уже давно крымский хан Селим Гирай I хотел сложить с себя полномочия верховного правителя. Он был уже не молод, государственные дела да и сложившаяся международная обстановка его тяготили. Старость Селим Гирай хотел встретить спокойно. Но нужно было подумать о достойной кандидатуре.

Кому из своих родственников он смог бы передать бразды правления? Конечно же, тому, кто справиться с нелегким бременем власти и разберется в хитросплетении внутренней и внешней политики. Такого человека он видел в одном из своих сыновей – Девлете Гирае. Последний не раз доказывал свою преданность стране. Неоднократно возглавлял военные походы, а также не раз оставался на правлении ханством во время частых и долгих отлучек отца. Выбор Селима Гирая одобрили главы наиболее влиятельных родов ханства.

И 2 марта 1699 года Девлет Гирай был официально избран на крымский престол. Своего брата Шагина Гирая он назначил калгой, а другого младшего брата Гази Гирая нур-эд-дином.

Всего Девлет Гирай II правил два срока с шестилетним перерывом (1699-1703, 1708-1713 гг.), не считая кратковременного прихода в несколько месяцев к власти в 1716 году.

Сохранились описания внешности Девлета Гирая, оставленные в 1713 году проживавшим в ханстве иезуитским монахом Дюбаном. По словам миссионера, хан был хорошо сложен, имел привлекательную внешность, проницательный взгляд и правильные черты лица. Из природных качеств монаха поразила доброта Гирая. Видимо, крымский хан хорошо выглядел, так как Дюбан пишет, что Девлету было не более сорока лет. Хотя на самом деле в 1713 году ему было уже 65 лет.

А вот другой священник, протестантский пастор Агрелл, которому посчастливилось лично знать хана, лаконично отметил в своем дневнике, что Девлет Гирай был невысокий, быстрый и веселый. Он также писал, что этот хан пользовался любовью своего народа, свободу которого неоднократно отстаивал с саблей в руках. О веселом нраве и общительности хана Девлета Гирая писал в 1710 году и шведский король Карл своей сестре Ульрике Элеоноре, дополнив портрет хана общими штрихами: «Хан… разговорчивый и сведущий буквально во всем, что отличает его от большинства турок, мало знающих о чем–либо, не имеющем отношения к их державе». Очевидно, в своем высказывании король позволил себе сравнение крымского монарха с османским.

Карлу вторил и французский путешественник А. Ламотрэ, который высоко оценил «живой интеллект, доброжелательность и доступность (контактность) хана». Английский посол в Стамбуле Роберт Саттон вспоминал Девлета Гирая как человека «весьма предприимчивого, смелого и обладавшего неугомонным темпераментом». Видимо, эти качества унаследовал и его сын, не менее популярный в народе Крым Гирай хан.

Итак, 2 марта 1699 года Девлет Гирай вступил на крымский престол. Но не всех обрадовало ханство Девлета. Сразу же через некоторое время после начала правления нового хана вспыхнуло обширное восстание ногайцев, которое инициировал ханский брат нур-эд-дин Гази Гирай (III (1704–1707)). Мятеж был подавлен крымскотатарским войском.

Но не ногайцы тревожили нового хана. Девлет Гирай II с беспокойством следил за всем, что происходило выше северных границ Крымского ханства. А происходило то, что русские, вопреки условиям последнего мирного договора, упорно продолжали продвигаться вдоль границ ханства. Они основывали новые населенные пункты, постепенно превращая их в укрепленные поселения, а позже и небольшие крепости. Это было грубое нарушение международного Карловицкого мирного договора, гарантами которого выступали могущественные державы того времени.

Девлет Гирай не стал самостоятельно принимать меры против российских нарушителей, он верил в действенность статей трактата. Но и предотвратить нараставшую опасность с севера он был обязан. Тем более, стало известно, что русские на расстоянии пятнадцати часов пути от Ор-Капы воздвигли большую крепость. На очередном государственном совете – Диване в Бахчисарае беи и мурзы высказали свое мнение: «пойти на московцев, рассеять их, вторгнуться в разные места пределов их и сжечь построенные ими крепости».

Но вмешались крымские улемы, которые напомнили, что подобное действие только усугубит положение и нарушит недавний мир. В итоге, пришли к общему мнению, сообщить обо всем в Стамбул.

Девлет Гирай лично пишет письмо османскому султану Мустафе II, в котором подробно описывает непростую ситуацию на границе, а именно, что Россия создает в Азове и Воронеже военный флот, строит новые корабли, укрепляет вблизи ханства новый город Таганрог, а на Днепре завершает строительство крепости Каменной Затон. Девлет Гирай предлагает султану прислать верных и надежных людей в ханство и лично удостовериться в правдивости его слов. В завершении послания крымский хан настаивает совместно возобновить военные действия против России, так как последняя, судя по ее действиям, не собирается придерживаться условий Карловицкого мира. И, возможно, сама готовиться нанести удар.

Султан воспринял эту новость холодно. После окончания войны и подписания Карловицкого мира он жил со своим двором в Эдирне и кроме охоты больше ничем не интересовался. Однако послания Гирая султан не мог проигнорировать. Он шлет к северным границам Крымского ханства одного из своих поверенных, дабы тот расследовал дело. По свидетельству анонимного османского историка XVIII века, этот поверенный оказался непорядочным человеком. Аноним утверждал, что русские подкупили его дорогими подарками, а взамен он должен был сообщить султану, что никаких крепостей у границ ханства нет, а корабли строятся исключительно торговые. Неизвестно, был ли на самом деле подкуплен русскими поверенный султана или нет, но по возвращении из ханства он сначала встретился с визирем Кепрюлю Хусейном пашой, которому изложил, как обстоят на дела на севере. Опасаясь новой войны, визирь велел султанскому посланнику уверить Мустафу II, что Россия хоть и заложила несколько крепостей, но не отстраивает их, якобы она так же желает мира и свободной торговли с подданными Османской империи, а это значит, что крымский хан Девлет Гирай донес ложные сведения.

Султан поверил ложной информации и в ответном письме Девлету Гираю выразил свое недовольство. Но хан был настойчив, он пишет в Порту, что поверенный, оклеветав его, поступил неправедно, что он, хан, никогда бы не дерзнул посылать султану ложные известия и предложил строже допросить посланца. Мустафа внял словам Девлета. Посланник повинился, но это не спасло его головы, а визирь был отстранен от должности и сослан в ссылку.

Пока прояснились истинные причины, время было потеряно. 13 июля 1700 года между Османской империей и Московией был заключен Константинопольский мирный договор. Мир с Османской империей дал Русскому царству возможность начать Северную войну со Швецией. А победа над королем Карлом XII воодушевила царя Петра начать военные действия на юге, с еще недавними союзниками Портой и Крымским ханством. Любопытно, что к этому Петра подстрекал иерусалимский патриарх Досифей, резиденция которого постоянно находилась в Стамбуле. 1 сентября 1701 года он пишет русскому царю послание, в котором настоятельно советует: в первую очередь уничтожить Крымское ханство. Он указывает на возможности, которые повлечет за собой уничтожение ханства и, соответственно, приобретение выгодных земель. Забегая вперед, отметим, что, очевидно, Петр частично внял советам Досифея. Как известно, в 1711 году он направил войско к валахам напрямую, через Днестр и Прут, что, собственно, и обернулось для него Прутской катастрофой.

Спустя два года после подписания Константинопольского мира, а точнее 26 февраля 1702 года, Девлета Гирая сменил на ханском престоле его отец Селим Гирай, которого в четвертый раз призвала к власти крымская бейская верхушка. Эта неожиданная смена власти произошла потому, что Девлет, якобы, открыто выражал недовольство внешней политикой своих соседей – османов, не скрывал своего предвзятого отношения к султанскому двору. Он, как пишет крымскотатарский историк Сейид Мухаммед Риза, распространял в ханстве мнение, что администрация Порты оказывает «помощь врагам веры», а к народу крымскотатарскому не испытывает ничего, кроме «ненависти и презрения». Понятно, что подобные высказывания доходили до султанского двора и раздражали правительственную верхушку Стамбула. Но за неимением возможности удалить из Крыма хана в Порте воспользовались действенным методом, а именно: перед османскими эмиссарами была поставлена задача – спровоцировать ногайские волнения и мятежи в провинциях Крымского ханства.

Хан не смог усмирить своих подданных. А крымские беи, как правильно рассчитала Порта, очень скоро выразили недовольство Девлету Гираю и призвали на ханский престол прежнего хана.

На самом деле Девлет Гирай был осторожен в своих высказываниях, поскольку вел политику добрососедских взаимоотношений, особенно с единоверцами. Известно даже то, что он пытался протестовать против любого нарушения условий Константинопольского договора. Но после того, как все его усилия не увенчались успехом и на престол был снова выбран его отец, бывший хан отправился к ногайцам, проживавшим за Ор-Капы, для того, что поднять их против московитов вопреки условиям мира. Но ногайцы отказались от этого предприятия, и Девлету Гираю ничего не оставалось, как отправиться в Черкесию к своим родственникам.

Неисключено, что все интриги против своего старшего брата плел бывший нур-эд-дин Гази Гирай, уже давно пробивавший себе дорогу к власти. При последнем, четвертом правлении своего отца хана Селима, он был назначен первым наследником – калгой и именно он возглавил войско в Черкесию для того, чтобы вернуть Девлета Гирая. Последний, не желая столкновений и кровопролития, добровольно вернулся в Крым. Оттуда он был переправлен в Стамбул, ну а после временно отправлен в почетную ссылку на остров Родос. Но и после отставки Девлета Гирая ногайцы не прекратили мятежи. Напротив, теперь они были недовольны сменой власти. Девлет Гирай за время своего первого недолгого правления сумел завоевать симпатии и авторитет у своего народа. А его попытки пресечь продвижение северного соседа к границам ханства не остались незамеченными народом. Это и стало причиной нового волнения.

Продолжение следует…

Гульнара Абдулаева

Автор: Редакция Avdet

Редакция AVDET