Крым накануне 18 мая. Нарастающий кризис по-крымски

27.05.201310:38

Лояльность и кадры

Еще в конце февраля 2012 г. член президиума ВР АР Крым, депутат от ПР, Рустам Темиргалиев озвучил фразу, которая в значительной степени характеризует кадровую политику и общие подходы к решению самых разнообразных сложных или даже конфликтных ситуаций в этом регионе, да и в стране в целом – «во власти не должно быть оппозиционных к ней крымских татар».

То есть, чиновники, которые работают на государственной службе в настоящее время, не могут быть по определению симпатиками других политических сил, иначе чем «партии власти».

Соответствующий слоган относительно создания подобных «министерств однообразия» был воплощен в том же Крыму в действие, невзирая на вроде бы логическое разделение государственной службы и партийного строительства. Так, еще в конце прошлого года и в начале 2013-го в Крыму состоялись увольнения ряда должностных лиц, которые не вписывались в схемы лояльности, были аффилированы в Меджлис, или входили в его состав.

Кульминацией противостояния между крымской властью и Меджлисом уже не только относительно исполнительных кресел, но и в высшем крымском представительском органе стала потеря в конце февраля в 2013 г. должности главы Постоянной комиссии Верховной Рады АРК по межнациональным отношениям и проблемам депортированных граждан Ремзи Ильясова, заместителя председателя Меджлиса крымскотатарского народа. Исходя из подсчетов Меджлиса, это было уже 22 увольнение их выдвиженца. По данным одного из исследований кадровой политики в АР Крым, из 1101 лица, работающего в органах исполнительной власти, 92 являются представителями крымских татар, 8,3%, а без учета Рескомнаца, где традиционно работает больше всех крымских татар, их представленность составляет не более 7%.

Курс на кризис?

Ситуация во взаимоотношениях между официальным Симферополем и Меджлисом уверенно продолжает ухудшаться. Власть держит курс на ослабление и раскол Меджлиса. В целом нынешние события в значительной степени отличаются от кризиса 90-х, когда Меджлис находился в противоречиях с крымской властью, которая время от времени смотрела в сторону сепаратизма. Но тогда официальный Киев занимал более гибкую позицию и фактически во многих вопросах поддерживал позицию именно крымских татар, не играя на раскол так откровенно. Сегодня все происходит по-другому, ведь негативные установки на ослабление политического руководства крымских татар вероятнее исходят именно с Печерских холмов и Банковой. «У нас много расхождений с президентом и его окружением. Во-первых, президенту не нравится, что решение по многим политическим вопросам Меджлис принимает самостоятельно. И чаще всего позиция Меджлиса не совпадает с его политикой», – указывал М. Джемилев.

Курс на двухмерность и специфический раскол крымскотатарского политического движения нынешнее украинское руководство взяло еще в конце августа в 2010 г., когда увидел мир Указ Президента Украины «Вопрос Совета представителей крымскотатарского народа». Этот документ кардинально изменил решение второго президента Украины от 18 мая 1999 г., которыми «с целью более оперативного решения политико-правовых, социально-экономических, культурных и других проблем, связанных с адаптацией и интеграцией депортированного крымскотатарского народа в украинское общество, неопределенностью правового статуса Меджлиса, избранного Курултаем крымскотатарского народа, в соответствии с пунктом 28 статьи 106 Конституции Украины», при президенте Украины был образован Совет представителей крымскотатарского народа как консультативно-совещательный орган. С 2010 года Совет представителей стал не избираться, но назначаться президентом.

Стоит отметить, что длительное время при правлении покойного премьер-министра АР Крым Василия Джарты соответствующий орган почти не работал, однако с приходом к управлению Крымом А. Могилева эта совещательная структура была активно реанимирована, создан сайт Совета. А. Могилев в марте этого года заявил, что Меджлис крымскотатарского народа находится вне правового поля Украины, и он не работает с ним. Главный крымский руководитель активно налаживает совместную работу с крымскотатарской организацией «Себат», оппозиционной Меджлису. Премьер еще в 2012-ом призывал их на выборах голосовать за правящую партию, сам «Себат» всячески поддержал кадровую чистку крымскотатарских чиновников, а Совет представителей крымскотатарского народа при Президенте Украины вместе с общественной организацией «Себат» анонсировал намерения решить земельную проблему в Крыму, естественно, без участия Меджлиса. По данным, озвученными Рефатом Кенжалиевым, нынешним главой Рескомнаца, на сегодня в Крыму остались 63 поляны протеста, в том числе 12 в Симферополе, на которых числится 17 429 лиц: крымских татар – 14382, «славян» – 3047.

Простые решения непростых проблем в значительной степени состоялись в результате политического позиционирования Меджлиса, как силы, которая поддерживает оппозицию. Этот политический выбор имел свою длинную и сложную политическую историю. Летом 2012 г. объединенная оппозиция и Меджлис крымскотатарского народа договорились о сотрудничестве на выборах в Верховную Раду. Глава Меджлиса Мустафа Джемилев был избран в парламент по спискам «Батькивщины». «Но хотя бы взять то, что мы открыто поддержали на прошлых президентских выборах кандидата, который сейчас в тюрьме сидит», – указывал глава Меджлиса М. Джемилев в одном из интервью в марте в 2013 г., – «на парламентских выборах 2012 года Меджлис также выступил на стороне противников Партии регионов. По-видимому, президента это очень огорчило и до сих пор раздражает. А с мнением Меджлиса на выборах считается не меньше 70% татар, которые участвуют в голосовании». И подобные тенденции и позиция, естественно, не остались незамеченными ПР.

Инвентаризация противоречий

С одной стороны официальная влаС одной стороны, официальная власть сегодня продолжает следовать политике ослабления влияния Меджлиса на процессы в Крыму. Но с другой – это начинает вредить решению полностью прагматичных заданий, потенциально усложняет и без того непростые экономические составляющие процесса интеграции крымских татар. В начале февраля в 2013 г. А. Могилев выступил с идеей организации Международного форума народов Крыма, куда планируется пригласить представителей всех национальных общин Крыма, послов и дипломатов иностранных государств. Это вместо поддержки международного форума по проблемам крымских татар, который имел целью привлечение помощи для проектов в Крыму. Это предложение было озвучено еще 2 года назад, но не находит никакой поддержки со стороны украинского политического руководства. Между тем, сами представители нынешней крымской власти говорят о проблемах резкого сокращения и недофинансирования программы обустройства депортированных граждан. Так, с 2009 по 2010 год из госбюджета недофинансировано свыше 120 млн. грн. В 2011 тенденция продолжилась – выделено всего лишь 20 млн. грн., ситуация не улучшилась и в 2012 году.

Неоднозначная позиция власти, которая в полной мере не осознает стратегичность приоритетов гармонизации межэтнических отношений и необходимости диалога, невзирая на политические позиционирования и нынешнюю конъюнктуру Печерских холмов воспрепятствовала многим важным вещам в сфере мемориализации памяти. В частности, недавно ВР отказалась рассматривать проект закона о присвоении Международному аэропорту «Симферополь» имени дважды героя Советского Союза, легендарного летчика Амет-Хана Султана. Документ получил только 176 голосов «за».

Сегодня до конца неопределенной остается судьба компромиссной версии проекта Закона Украины «О восстановлении прав лиц, депортированных по национальному признаку», который был принят Верховной Радой Украины за основу в 20.06.2012 г. Текст законопроекта внесен в повестку дня 2-й сессии, однако это абсолютно не гарантирует возможность его принятия. Чтобы прийти к подобным выводам достаточно просто пересмотреть стенограмму предыдущих обсуждений законопроекта в парламенте 20 июня 2012 года, оценить позицию ПР и нынешних ситуативных союзников большинства со стороны КПУ, когда один из членов фракции КПУ в который раз отмечал – что «депортация в тех условиях была лучшим выходом из ситуации, чем то, что могло случиться с определенной частью крымскотатарского народа». Когда советизированная и иделогизированная память, вложенная в общественное сознание более 60 лет назад уверенно и активно побеждает все ссылки на историческую правду.

В Крыму так до сих пор и не принято решение о предоставлении статуса регионального крымскотатарскому языку.

Очередным кризисом может стать идея установления памятника жертвам депортации крымскотатарского народа в Симферополе, ведь местная власть избегает актуализации увековечения трагедии именно депортации крымских татар как целостного народа с территории полуострова, по-советски интернационализирует эту трагедию.

В значительной степени с подачи крымского руководства в автономии в этом году дважды отметили Хыдырлез. Совет министров АРК провел его 10 мая, а Меджлис – 6-го, хотя в предыдущие годы это был один общий праздник для всех. Долгое время дискуссионной оставалась тема формата проведения 18 мая в АР Крым, трагической годовщины депортации крымскотатарского народа.

Инвентаризация таких неоднозначных ситуаций по существу демонстрирует развертывание кризиса на полуострове, а отсутствие полноценного диалога, не учет этих сложных пересечений проблем может в дальнейшем свести на нет и вопрос инвестиционной привлекательности полуострова и разнообразные планы по его обустройству.

Юлия Тищенко,

председатель Совета УНЦПИ.

Украинская Правда

Автор: Редакция Avdet

Редакция AVDET