Сайде-ханым: крымская Железная леди

01.09.201410:08

Об этой удивительной, мужественной женщине известно много. И все же о ней хочется писать еще и еще. Ее по праву можно назвать эталоном крымской сильной духом леди с железной выдержкой, твердым характером и несгибаемой волей. Харизма – вот что ее отличало от большинства современниц из таких же родовитых семейств Крыма.

Она отличалась тем, что всегда добивалась своего, при этом сочетая в себе мягкость, доброту, гуманность и большое желание быть полезной. Именно поэтому главными приоритетами избрала для себя благотворительность и не женское по сути меценатство. Она содержала на свои средства крымскотатарский эскадрон, построила для крымскотатарских воинов казармы, открыла национальную школу, построила для малоимущих больницу и это далеко не полный перечень ее заслуг. А главное – она внучка генерала и жена генерала дала своему роду прекрасное потомство.

Имя этой женщины Сайде Муфти-Заде, урожденная Балатукова. Родилась она в июне 1859 года, в Кезлеве. Старый особняк, в котором Сайде появилась на свет и поныне стоит на улице Набережной, 16, переименованной в советский период в улицу Терешковой. Стены этого дома хранят много интересных историй, связанных с семьей Балатуковых и судьбой самой героини нашего рассказа. Не лишним будет напомнить, что Сайде-ханым была представительница знатной фамилии. Ее род уходит своими корнями в далекое прошлое. Известно, что ее предки были влиятельными князьями Кабарды, признававшими верховную власть Крымского ханства. После Канжальской битвы Балатуковы и другие княжеские черкесские роды, оставшись преданными династии Гираев, в 1708 году покинули родину и вместе с крымским ханом Капланом Гираем ушли в Крым. В частности, главы рода Балатуковых были бессменными къазнадарь агъа (министрами финансов) при крымских ханах. После аннексии Крымского ханства 1783 года глава этого знатного рода разделил участь всех именитых беев и мурз ханства. Именно тогда многие знатные фамилии угасли навсегда. Но не все. Балатуковы сохранились благодаря многочисленному потомству. Продолжателем фамилии стал 52-летний Мехмет Балатуков. Многие мужчины из этого рода избрали для себя военное дело. Они служили в сформированных крымскотатарских полках. Дед Сайде Кая бей Балатуков был прославленным героем Отечественной войны 1812 года, принимал участие в Бородинском сражении. Под его началом был крымскотатарский полк «Бешлий». Но о его заслугах специалисты, исследователи войны 1812 года скромно умалчивают. Кая бей связал свою судьбу с девушкой из не менее знатного рода Ширинских Шах-Султан ханым, которая и подарила своему супругу двух сыновей, Мемета и Батыра. Со временем Мемет бей женился на девушки из благородной семьи по имени Зейнеп-Султан. Это и были родители Сайде ханым. Впрочем, Сайде была младшим ребенком в семье. У нее было два старших брата Махмуд и Али и сестра Суваде.

Детство и юность Сайде прошли в родном Кезлеве. Родители дали своим детям хорошее европейское образование, но при этом воспитали в крымскотатарских, мусульманских традициях и в патриотизме к своей Родине и своему народу. Наравне с европейскими языками дети владели османским и арабским, увлекались историей, изучали всю доступную литературу авторов ханского периода.

Шло время. Сыновья выбрали военную карьеру. А дочерей ждала перспектива удачного замужества. Первой вышла замуж старшая сестра Суваде. Ей в мужья был выбран дальний, но не кровный родственник со стороны бабки Шах-Султан мурза Мустафа Ширинский. Забегая вперед отметим, что, к сожалению, этот брак не был крепким. Они официально расстались. О причинах этого развода остается только догадываться. А вот Али не оправдал ожиданий своих родителей. Он женился на обрусевшей немке Ольге Геденстрам. Общалась ли со своей невесткой Сайде-ханым, сказать сложно. Возможно, именно из-за этого брака отношения брата и сестры заметно охладели, так как имя брата редко упоминалось в ее семье. Дело в том, что брак с иноверкой в семьях крымцев не приветствовался и даже носил негласное табу в родовитых семействах, чья кровь не должна была смешиваться и утрачивать вековую силу и чистоту. Поэтому к браку младшей дочери Сайде отнеслись со всей ответственностью. Супруга подбирали тщательно. Им оказался Исмаил мурза Муфти-Заде, потомственный военный. Семья Муфти-Заде также была из Кезлева. Сын генерал-майора Батыр Челеби Муфти-Заде и его супруги, первой леди города Хакиме Мехди был прекрасной партией для Сайде. Никого не смущало, что муж, который, к слову, уже сделал военную карьеру, был старше своей юной жены на 18 лет. Поженились они в 80-х годах XIX века.

Нельзя сказать, что отношения в семье всегда были идеальными, ведь сошлись два сильных характера. Случались и ссоры, но оба питали друг к другу если не любовь, то глубокое уважение. Они умели прощать обиды и уступать друг другу. Сайде подарила супругу шестерых детей: Селима, Мемета, Зейнеп, Лейлю, Хатидже, Якуба и Мерьем. В силу того, что Исмаил-бей был на службе, воспитанием детей занималась Сайде. Когда ее супругу исполнилось 52 года, в 1893 году он был произведен в полковники с увольнением от службы с ношением мундира и пенсией. Исмаил-бей был прямолинейным, дерзким, справедливым и в то же время искренним человеком. Подчиненные его любили и побаивались. Уйдя в отставку, он до последних дней занимал должность гласного Евпаторийской Земской Думы. С 1885 по 1888 годы он был председателем Евпаторийской уездной земской Управы. Именно в этой должности Исмаил-бей действовал в интересах коренного народа, щедро раздавал некогда отнятые земли их настоящим владельцам и предоставлял широкие полномочия. В этом его активно поддерживала Сайде-ханым. Конечно, это не могло не вызывать раздражение новоявленных в Крыму землевладельцев, которые не постеснялись написать донос и обличить его во всех грехах, не забыв даже упомянуть о семейных ссорах Муфти-Заде и о том, какое жалование он получает и на что тратит. Исмаил-бей оставляет должность председателя, но в должности гласного он все же остается. Она позволяет ему контролировать нечистоплотных чиновников в Евпаторийском уезде. В благотворительную деятельность мужа активно включается Сайде-ханым. Оба они поддерживают хозяйственную деятельность, способствуют тому, чтобы за бюджетные средства, заложенные государством на образование, открывались крымскотатарские школы и не позволяют чиновникам воровать эти деньги. Последние уже не могут повлиять на ситуацию, им приходилось мириться, так как семья Муфти-Заде была не только влиятельна в Евпаторийском уезде, она была одной из немногих приближенных к императорской семье. Исмаил-бей вместе с супругой Сайде часто бывал в Петербурге, их приглашали во дворец. Они не злоупотребляли вниманием царских особ, но вопросы, связанные с интересами крымцев, решали напрямую. Одним их таких решений стало открытие в Евпатории специализированной сельскохозяйственной школы для крымских татар. Содержание этой школы семья мурзы брала на себя. Семья также учредила стипендию для одаренных крымскотатарских учащихся в размере 1500 рублей в год.

В самом конце XIX века семья Муфти-Заде переезжает из Кезлева в Акъмесджит на улицу Кладбищенскую, 27 (ныне Крылова) в большой и просторный дом. Здесь Исмаил-бей приступает к написанию «Очерка военной службы крымских татар с 1783 по 1889 год» и передает благотворительную миссию своей энергичной супруге. Выдержанная, дипломатичная Сайде-ханым, имевшая доступ к императрице, всегда знала, как повести беседу и получить разрешение на свои проекты, тем самым обходя бюрократический аппарат. Благодаря этому знакомству были построены казармы для крымского конного полка, попечителем которого являлась Сайде-ханым. Заметим, что казармы в Акъмесджите были построены на средства этой благородной женщины. Она занималась судьбами воинов, вступалась за них, если случались непредвиденные ситуации, нередко помогала деньгами, одаривала подарками. Именно она построила в 1913 году «абдез-хане» на мусульманском кладбище с домиком для смотрителя в Акъмесджите. На ее же средства была построена мектеб – начальная школа для крымскотатарских детей – и больница, для которой было закуплено все необходимое оборудование. Сайде-ханым оплачивала крымскотатарским студентам образование за границей, тем самым воспитывая интеллигенцию в своем народе. Их дом был всегда полон просителями. Несмотря на внешнюю суровость, она была добра и никому не отказывала в помощи. Их семья была богата, владела родовыми землями и имениями в Симферопольском и Евпаторийском уездах и этим богатством распоряжалась именно Сайде-ханым.

Будучи прекрасной матерью, она дала своим детям хорошее воспитание и образование, позаботилась об их будущем. Правда, старший сын Селим, который пошел по стопам отца и стал военным, ее огорчал. Как и положено матери знатного семейства, она сама занялась поисками невесты для старшего сына. Ее выбор пал на дочь мурзы Мустафы Кипчакского Хатидже. Девушка славилась своей красотой. Поначалу отец не хотел выдавать дочь за Селима, ссылаясь на ее юный возраст, но властная и богатая жена генерала добилась своего, и они поженились. Однако брак не был счастлив, так как Селим, несмотря на все предупреждения матери, увлекся женщиной по имени Татьяна. Сайде-ханым не раз предупреждала сына, что эта связь обернется для него позором. В один из дней узнав, что Селим снова встретился с этой особой и они находятся сейчас в кафе для офицеров в Симферополе на улице Пушкинской, Сайде-ханым села в свою машину и приказала шоферу ехать в назначенное место, прихватив с собой кнут. Для Селима появление матери в кафе стало большой неожиданностью. Женщина без лишних слов начала лупить кнутом и сына и его любовницу. Селим от стыда не знал, куда деться, но успел вместе с любовницей выбежать на улицу. Желание общаться с этой особой у него отпало. Правда, и брак с Хатидже не укрепился. Они расстались в 1919 году. Селим вынужден был эмигрировать, но молодая супруга отказалась уезжать за границу и вернулась к отцу.

Революция, Гражданская война, приход большевиков – все это отразилось на судьбах членов большой семье Муфти-Заде. Исмаил-бей умер еще в апреле 1917 года и был похоронен в Акъмесджите. Селим эмигрировал во Францию. Второй сын Мемет умер в 20-х годах, младший сын Якуб исчез, и семья еще долго пыталась найти его, но безрезультатно. Вскоре в селе Эски-Сарай умерла дочь Хатидже, которая была замужем за Крымтаевым. От этого брака осталось двое детей Шефика и Ильяс. Другая дочь Зейнеп в браке родила трех детей Аву, Асие и Якуба. Лейля вышла замуж за Ису Тайганского и подарила мужу трех сыновей Умера, Османа и Рустема. И самая младшая дочь Мерьем была выдана за Джан-Гирая Казумбекова. Правда, ее муж еще в 1919 году так же, как и ее брат Селим, эмигрировал. Мерьем отказалась покидать родину и оставалась до последнего дня со своей матерью Сайде-ханым, чье крепкое здоровье подкосили последние события. Она вынуждена была скрываться от большевиков. Умерла Сайде-ханым Муфти-Заде в доме своей подруги в тогда еще деревне Битак. Ее похоронили рядом с мужем на старом мусульманском кладбище. Сегодня уже нет могилы женщины, которая так много сделала для своей семьи и своего народа. Старое крымскотатарское кладбище сровняли с землей и на этом месте выстроили жилые дома. Но память о ней и ее деяниях сохранились.

Автор: Редакция Avdet

Редакция AVDET