Исмаил бей Гаспринский

23.03.201512:02

Этот человек незаурядного ума, новаторского мышления и неуемной энергии в конце XIX – начале XX столетия стал знаменем обновления тюркского мира. Сегодня его имя – символ национального здравомыслия, гражданского бесстрашия и истинной верности своему народу. Но вместе с тем Исмаил бей Гаспринский – камень преткновения для некоторых нынешних националистов. И это вполне объяснимо…

Первые успехи просветителя

Во всем тюркском мире Исмаил Гаспринский — одна из самых известных фигур. Чем же прославился этот человек? Чтобы ответить на этот вопрос, обратимся к его родословной, проследим этапы развития личности этого неординарного человека.

Дед Гаспринского Али Гаспринский имел государственный чин коллежского регистратора, то есть служил чиновником XIV класса. Его семья владела небольшими земельными участками близ Ялты. Отец Исмаила Мустафа Гаспринский состоял на военной службе. В 1839 году его назначили переводчиком с татарского языка, а через год он стал исполнять обязанности переводчика восточных языков при генерал-адъютанте М.С.Воронцове. За доблестную службу и боевые заслуги он получал очередные звания и в отставку в 1853 году вышел в чине поручика. Зная, что военная выслуга и офицерский чин дают определенные льготы, он возбудил дело о соискании потомственного дворянства. Гаспринские стали дворянами.

Прославивший род Гаспринских Исмаил родился 8 марта 1851 года в крымской деревне Авджыкой от второй жены Мустафы Гаспринского Фатимы Султан. Когда мальчик подрос, его воспитанием занялась мать, только потом его отдали в мусульманский мектеб. Затем стараниями отца, который решил дать сыну светское образование, Исмаил попадает в Симферопольскую казенную мужскую гимназию, где находится около двух лет. Но строгому родителю нравы этого заведения показались слишком либеральными и он решает сделать из сына настоящего мужчину, отправив его в Воронежское военное училище. Но и там Исмаил задерживается ненадолго и следующим пунктом его карьеры становится 2-ая Московская военная гимназия. Здесь он пробыл целых три года. В эти годы Исмаил живет и воспитывается в семье редактора “Московских новостей” и “Русского вестника”, известного русского славянофила М.Н.Каткова. В его доме он знакомиться с И.С.Тургеневым, здесь у него проявляется тяга к просветительству, здесь он получает первые журналистские навыки. Но постепенно дух шовинизма, присущий Каткову, отвращает от него юношу. Гаспринский порывает с воспитателем и одновременно, не закончив полного курса, бросает учебу, решив бесповоротно покончить с военной карьерой, чтобы заняться более важным делом — служением родному татарскому народу. Но как это сделать?..

Именно в это время на острове Крит разгорается восстание греков против Османской империи. Вчерашний курсант вместе со своим однокашником, литовским татарином Мустафой Давидовичем отправляется в Одессу, чтобы на пароходе отплыть в Турцию. Молодые вояки собираются участвовать в боевых действиях на стороне Стамбула. Но на полдороги их останавливает полиция: у молодых людей нет заграничных паспортов. Делать нечего, Исмаил возвращается к себе домой в Крым. В Симферопольской казенной мужской гимназии юноша проходит специальное испытание и 1 мая 1870 года удостаивается звания учителя русского языка городских начальных учебных заведений. 19-летний учитель, засучив рукава, приступает к работе. Казалось бы, он нашел то, что искал. Но вскоре Исмаила уже влекут более широкие горизонты, ему становится тесно в Крыму, он грезит дальними странами, а себя видит участником больших и знаменательных событий. В 1871 году юноша отправляется в Париж. Полный идей и наполеоновских планов, лишь в столице Франции он замечает, что остался без гроша в кармане.

На помощь приходит русская община Парижа. Гаспринского устраивают переводчиком в агентство “Ашет”, которое занималось рекламой на восточных языках. Существуют сведения, что в годы жизни в Париже Гаспринский активно интересовался культурной и общественной жизнью Франции и посещал лекции в Сорбонне. Также популярна версия о том, что в Париже он работал личным секретарем И.С Тургенева, с которым познакомился еще в Москве. В 1874 году Исмаил бей покидает Францию и через Алжир, Тунис, Египет и Грецию едет в Стамбул.

В Турции Гаспринский занимается совершенствованием своего турецкого языка, изучает культуру родственного народа, интересуется турецкой историей и системой народного образования. В Стамбуле он останавливается у своего дяди Сулеймана, пытается поступить в турецкий военный колледж, но “благодаря” стараниям русского посла графа Игнатьева эту мечту воплотить в жизнь не удается. Тем не менее молодой человек не отчаивается и в 1876 году возвращается в Крым. Он устраивается преподавателем в одно из местных учебных заведений, однако спокойный труд учителя все-таки скоро приедается. И что же? Гаспринский активно участвует в выборах в местные органы самоуправления и в марте 1878 года становится гласным Бахчисарайской городской думы, в конце ноября — заместителем городского головы и, наконец, 5 марта 1879 года губернатор А.А.Кавелин утверждает И.Гаспринского в должности городского головы. Неплохая карьера для начинающего политика! Вспыхивает счастливая звезда Гаспринского.

Новый голова Бахчисарая разворачивает бурную деятельность. За пять лет пребывания во власти ему удается добиться многого. При нем в Бахчисарае зажглись первые фонари, открылась больница для простого народа, бюджет города увеличился в три раза! На посту головы Бахчисарая Гаспринский остается до 5 марта 1884 года. Его все же больше манит деятельность культурно-просветительского характера, чем должность крупного чиновника. Ему приходит в голову идея выпускать собственную газету, и, несмотря на трудности, он воплощает эту идею в жизнь. В 1883 году в Бахчисарае под его редакторством начинает выходить газета “Терджиман” (“Переводчик”), которая вскоре становится культурным знаменем всего тюркского мира России. Начинается этап блистательной просветительской деятельности И.Гаспринского.

Двигатель прогресса — любовь

Известно, что Исмаил бей был женат дважды, но чаще упоминают о его втором браке, а первая жена остается в тени. Историю первой женитьбы Гаспринского можно воссоздать по рассказу его правнучки Тамары Абдуллаевны Каталаевой.

События разворачиваются в 70-80-е годы. Вернувшись после долгих скитаний на родину, Исмаил бей начинает учительствовать. В один прекрасный день судьба сталкивает его с Моллой Асаном. Этот человек в то время владел гостиницей и садом в Ялте. Юноша узнает, что у него растет очаровательная дочь 14-ти лет, которую за необыкновенную красоту прозвали Самур (Соболь). Вскоре Исмаил бей, ничуть не сомневаясь в успехе, просит ее руки. Видимо, опешив от такой напористости жениха, Молла Асан сдается без боя. Начинается семейная жизнь, которая поначалу была вполне безоблачной и безмятежной.

Однако как человека деятельного и активного Исмаила все меньше и меньше устраивает такая семейная идиллия. Он загорается идеей издавать ту самую газету “Терджиман”, о которой сказано выше, и начинает чуть ли не бредить этой мыслью, заражает новым проектом тестя Моллу Асана, а тот, будучи человеком просвещенным, с радостью соглашается помочь своему зятю. Но он еще не знает, во что обойдется ему это согласие. Сначала Молла Асан дал Гаспринскому две тысячи рублей, потом еще тысячу. Через некоторое время продал сад, дом, а сам переселился в гостиницу. Деньги были потрачены на приобретение оборудования для типографии, печатание первой брошюры Гаспринского “Русское мусульманство”. Но требовались все новые и новые вложения. Исмаил бей просит жену уговорить отца заложить еще и гостиницу. Это предложение зятя стало последней каплей, которая переполнила чашу его терпения: “Я отдал ему все, что у меня было! — кричал он. — Гостиница — это мой дом. Твой муж хочет выгнать меня на улицу, сделать нищим!” После этого скандала Самур в Бахчисарай не вернулась…
Совсем другой была история любви Гаспринского и Зухры Акчуриной — дочери известного симбирского фабриканта Асфандияра Акчурина. Зухра родилась в Симбирской губернии, жила и воспитывалась в дворянском имении, которое купил ее отец вместе с суконной мануфактурой. После смерти матери 20-летняя девушка впала в меланхолию, жизнь перестала ее радовать. Отец посылает дочь в сопровождении дяди Ибрагима на курорт в Ялту подлечить нервы и развеяться. Обстоятельства складываются так, что в Крыму Зухра встречается с Гаспринским. Она заочно знает Исмаила бея по его публикациям. Мало того, выясняется, что Ибрагим и Исмаил знакомы: они учились в одном и том же военном училище. Гаспринскому сразу понравилась Зухра, поскольку она была не только хороша собой, но и прекрасно разбиралась во многих науках, была очень начитана и знала несколько языков. Как только между молодыми людьми загорается искра симпатии, депрессия Зухры исчезает бесследно.

В этом же 1882 году Гаспринский, не откладывая дела в долгий ящик, отправляется на Макарьевскую ярмарку в Нижегородской губернии, чтобы познакомиться с отцом Зухры. Через посредничество Ибрагима он просит руки его дочери. Асфандияр в резкой форме отказывает Исмаилу. Не в его интересах отдавать дочь за человека хоть и из благородного, но обедневшего дворянского рода (к тому же есть сведения, что он был знаком с первым тестем Гаспринского Моллой Асаном и не захотел связываться с таким “разорительным” зятем).
Отказ не охладил Исмаила и он отправляется в симбирское село Коромысловка, где в то время находилась Зухра. При свидетелях с обеих сторон они заключают договор о браке — так называемый “алдым-бирдем” (“взял-отдал”). Новоиспеченный жених показывает эту бумагу Асфандияру, но тот приходит в бешенство и прогоняет Исмаила. В этот момент Зухра, выбежав на балкон, кричит: “Я твоя! Я навеки буду твоей!”.

Гаспринский не отчаивается и едет в Уфу к муфтию Салимгараю Тефкилеву. Муфтий подтверждает законность документа. Не мытьем, так катанием Гаспринский заполучает Зухру. Правда, Асфандияр напоследок требует большой калым — 2 тысячи рублей. Исмаил уплачивает эту сумму векселем.

Зухра загорается идеей мужа выпускать газету. Она продает все свои драгоценности и вкладывает выручку в дело. Молодые люди полны энергии и немедленно приступают к работе. Они вручную крутят маховик допотопного типографского станка, складывают и сортируют газеты, рассылают их по адресатам. Они все делают сами, без посторонней помощи. При редактировании Зухра незаметно от мужа правит текст, стараясь сделать его более понятным своим соплеменникам — казанским татарам в Поволжье. Так начинался “Терджиман”.

Неоценима роль Зухры Акчуриной в издании этой газеты. Если бы в первые пять-шесть лет она не взяла нагрузку по изданию газеты на себя с мужем, то газета разорилась бы, так как тогда они не имели возможности нанимать помощников. Как пишет татарский ученый Риза Фахретдинов в книге “Машхур хатыннар” (“Видные женщины”), Зухра ханум поддерживала мужа в самые трудные минуты. Когда он отчаивался, она призывала его к терпению, приводила примеры из истории, успокаивала тем, что Аллах обязательно им поможет в таком богоугодном деле. При всем том она абсолютно не думала о себе, не любила тратить денег на украшения и дорогие платья, считая это излишеством. Так же серьезно она относилась и к своим с Гаспринским детям.

Человечность этой супружеской пары не знала границ. Позже, когда газета “раскрутится” и получит заслуженную славу, на пороге их дома объявится отец Зухры Асфандияр Акчурин. Полностью разорившийся фабрикант попросит помощи у еще недавно нелюбимого зятя. Молодые люди с радостью примут старика и окажут ему поддержку.

В 1893 году в Бахчисарае с большим размахом проводился 10-летний юбилей газеты. Кроме гостей из разных регионов России, там присутствовали официальные лица из Турции, Ирана. Специальные представители шахиншаха Ирана и Бухарского эмира торжественно вручили Гаспринскому ордена своих стран. Получает подарки и Зухра Акчурина. Крымчане дарят ей дорогую брошь, а гости из Казани награждают ее неофициальным титулом “миллэт анасы” (“мать нации”)…

Зухре Акчуриной не суждено было дожить до 20-летия газеты. Она скончалась 13 апреля 1903 года в возрасте 41 года от тифа.

Гаспринский пережил свою жену на 11 лет и умер от туберкулеза 11 сентября 1914 года в возрасте 63 лет. В советский период его могила была снесена и лишь в марте 1999 года крымские татары восстановили надгробный камень над последним пристанищем великого просветителя.

Автор: Редакция Avdet

Редакция AVDET