Сусанна Джемилева «Тайна подземного огня» / «Ерасты атешининъ сыры». Главы 3-4

25.03.202111:20

Avdet продолжает публикацию книги для детей автора Сусанны Джемилевой «Тайна подземного огня» – «Ерасты атешининъ сыры» на двух языках (русском и крымскотатарском) в продолжение «Приключений фасолинки». Перевод принадлежит Диляре Абибулла, редактор крымскотатарского текста – Урие Кадырова, редактор русского текста – Алие Кендже-Али.

Главы 1-2.

Глава 3. Къалакъай-Анa ищет помощи у Лейли и Энвера

Къалакъай-Ана там временем решила продолжить свой рассказ:

– Понимаете, дети, весна вступает в полные права, когда двадцать первого марта[1] день и ночь сравняются, и с каждым днём светлое время суток будет всё длиннее, а темное всё короче. Это день весеннего солнечного равноденствия, называемый в нашем народе Наврезом.

– Да, мы проходили это в школе, – кивали в знак согласия друзья.

– Но не только солнце прогревает землю, – продолжала Къалакъай-Ана. – Есть ещё подземный огонь, без помощи которого не растопить крепкие льды, не наполнить водой  реки, не прогреть землю изнутри так, чтобы каждое семечко в ней, каждая букашка и червячок, которые легли в зимнюю спячку, не узнали, что пришло время просыпаться. Подземный огонь — это помощник весны и солнца.  Но этой зимой он почему-то не греет.

Старушка подняла на детей полные тревоги глаза.

– Ах, – всплеснула руками Лейля. – Как же так? Почему огонь перестал греть?

– Огонь находится в подземной пещере, и за ним следит хранитель подземного огня — колдун Бахыш, – сказала Обур.

– Колдун Бахыш – наш приёмный брат, – продолжила Къалакъай-Ана. – Но мы с ним давно не виделись, потому что хранителю подземного огня нельзя отлучаться из подземелья. И никому из людей, которые обладают волшебной силой, как я и моя сестра Обур, нельзя подойти к подземному огню. Так уж заведено в волшебном мире: каждый из нас отвечает за своё дело и может прибегать только к помощи людей из реального мира. Вот и подземный огонь могут навещать лишь чистые душой дети.

Произнеся последние слова, Къалакъай-Ана посмотрела долгим взглядом на Энвера и Лейлю.

– Къалакъай-Ана, я готов пойти и узнать тайну подземного огня! – храбро сказал Энвер. – Если, конечно, мне можно?

– Да, Энвер, – улыбнулась старушка. – Конечно, тебе можно. Где ещё можно отыскать такого чистого душой, доброго и смелого мальчика?

– Подожди, Энвер, – стала возмущаться Лейля. – А как же я? Как это – ты готов? А я что, не готова, по-твоему?

– Ну…, я не знаю, Лейля, – сказал Энвер, опасаясь одновременно и гнева девочки, и потери намечающегося приключения.

– Не спорьте, дети, –  примиряюще сказала Къалакъай-Ана. – Я пришла в пещеру на встречу с вами, потому что вы мне нужны оба для этой цели. Мне нужна ваша помощь.

Энвер и Лейля радостно выдохнули. В голове девочки промелькнула мысль: «Неужели новогоднее желание начинает сбываться?»

– Итак, – сказала Къалакъай-Ана. – Вам нужно отправиться в пещеру к хранителю подземного огня и узнать, что случилось, почему земля не прогревается? Ведь без этого тепла не наступит весна! Вы отнесёте нашему приёмному брату горшочек. Только ни в коем случае не открывайте его. Берегите его, чтобы он не разбился. И помните, всего на поиски колдуна Бахыша у вас есть время до конца сегодняшнего дня.

— А как же наши родители? — спросила Лейля.

— Не переживайте, — ответила Обур. — Мы позаботимся, чтобы никто не хватился вас.

— А где же эта пещера находится? — спросил Энвер.

— Эх, — вздохнула Къалакъай-Ана. — Мы не знаем.

Дети застыли в изумлении… Как же они туда отправятся?

— Но, — поспешила исправить затянувшуюся паузу Обур. — Мы можем отправить вас снова к кузнецам горы Демерджи, у которых есть карта всех пещер Крыма. Вам придётся обойти их все.

— Все?! — от удивления у Энвера брови поползли на лоб.

— Да! — ответила Къалакъай-Ана.  – Ну, может,  не все, но пока не найдёте ту самую.

— А как же мы успеем за один день проделать такое путешествие? — взволнованно спросила Лейля.

И тут Обур подошла к тому месту, где висели цепочка с футляром и два вышитых платочка.

Она протянула платочки детям и сказала:

— Это на самом деле волшебные платочки, — в её глазах сверкнула искорка, когда она увидела изумлённые лица детей. — Сюрприз? Да. С такими платочками можно путешествовать по Крыму. Достаточно взмахнуть им перед лицом, произнести место, куда хочешь отправиться, и через секунду будешь там. Только волшебство не работает, если платочек влажный.

— Вот это дааа, — протянул Энвер и сразу ж схватил один из платочков.

Не успели старушки и Лейля моргнуть, как он уже махал им перед своим лицом и кричал:

— Школа!

Миг, и вместо Энвера осталось небольшое облачко пыли. Старушки беспокойно посмотрели друг на друга, а потом на Лейлю. И тут Энвер снова появился перед ними. Мальчик широко улыбался:

— Тестирование — это моё любимое занятие, — сказал Энвер.

— Ну всё, достаточно тестирования, время очень дорого, дети, — сказала Къалакъай-Ана.

— Вот подарок для колдуна Бахыша, — продолжила Обур, достав традиционный керамический горшочек с крышкой для молочных продуктов.

Лейля раскрыла свой рюкзачок и положила в него необычный подарок.

Обур повернулась к стене, сняла цепочку с футлярчиком и надела её на шею Лейле со словами:

— Она тебе пригодится, къызым[2], хоть в ней и нет фасолинки.

Дети стояли перед пещерой с платочками в руках. Обур и Къалакъай-Ана давали последние наставления.

-Будьте осторожны, в случае любой опасности просто махните платками и возвращайтесь, — напутствовала Къалакъай-Ана.

— Не переживайте, мы не пропадём, — уверял её Энвер, горевший в предвкушении новых приключений.

По команде Обур дети синхронно взмахнули платочками и хором  сказали:

— Пещера горы Демерджи.

Глава 4. Про карту пещер и перо орла Атеш

Лейля увидела перед глазами всколыхнувшееся полотно платочка, вышитого Обур. Через секунду оно уже рассыпалось на тысячу цветных бликов, как в калейдоскопе. Ещё секунда, и затейливый узор калейдоскопа свернулся спиралью до маленькой точки, пока не исчез. Перед глазами детей предстала знакомая кузня горы Демерджи. Сразу же стало жарко, и Лейля стала отматывать шарф с шеи, а Энвер, не дожидаясь её, стал пожимать руки хозяину кузни и его сыновьям. Старый кузнец не переставал восклицать:

— Как же вы выросли с последней нашей встречи! Энвер, ты становишься настоящим мужчиной. Лейля, джаным[3], ты стала ещё красивее за это время.

Дети радостно улыбались в ответ на комплименты и чувствовали себя среди этих людей как среди дорогих друзей. Вскоре все кузнецы оставили работу и дружной толпой отправились в комнату отдыха. За столом хлопотала их сестра — Скала Девушка. Лейля бросилась ей помогать. Пещеру наполнил гомон звучавших одновременно голосов. Все делились новостями и при этом подкреплялись угощениями, выставленными на столе. Наговорившись всласть, старый кузнец посмотрел на часы с кукушкой на стене и сказал:

— Так, хватит тратить драгоценное время. Дочка, неси карту пещер.

Вскоре, стоя над столом,  они рассматривали старинную карту.  Большим красным кругом была очерчена гора Демерджи. Кругами разного размера было заполнено практически всё пространство карты вдоль горной черты Крыма: по побережью полуострова и вглубь от него.

-Так много пещер! — восхищённо и одновременно тревожно сказал Энвер. — Я бы хотел побывать во всех. Но боюсь, что мы не успеем совершить такое длинное путешествие до конца дня.

— Да, нам главное сейчас не любоваться пещерами, а найти ту самую! — напомнила ему Лейля.

— Крым богат на пещеры. Ведь когда-то сотни веков назад наш полуостров был дном океана. Благодаря вулканам земля стала подниматься. Солёная вода и подземные газы проделали много дыр в формирующихся горах, так что горы стали похожи на швейцарский сыр. Часть этих дыр и стала пещерами. Говорят, что трудно посчитать дыры в сыре, вот так же трудно посчитать все пещеры на нашей земле, — сказал, улыбнувшись, старый кузнец. И продолжил: — Когда я был маленьким мальчиком, мой къартбаба[4] рассказывал старинную легенду о том, как появилось пламя в кузне горы Демерджи. Это был подарок хранителя подземного огня. Но не помню, чтобы къартбаба сказал, из какой пещеры его доставили на Демерджи.

— Вот это да! — сказали хором  дети и оглянулись на кузню, где в очаге бушевало незатухающее пламя.

— Наверное, огонь в кузне — это частичка подземного огня? Почему бы не передать один уголёк из вашего очага Къалакъай-Ана? — стал расспрашивать Энвер.

— Ах, Энвер, порядок вещей в волшебном мире так не работает. Когда хранитель огня раздул пламя для кузни, он предупредил, что огонь может гореть только внутри горы Демерджи, и поставил орла Атеша хранителем очага кузни.

— Тогда продолжаем думать? — спросил озадаченный Энвер. 

Лейля отметила для себя, что и в волшебном мире есть свои правила. Без правил в жизни будет хаос. Порядок нужен во всех мирах.

Между тем старый кузнец, погладив белую бороду, продолжал:

— Мой къартбаба также говорил, что хранитель огня живёт в пещере, в которую можно попасть, пройдя сквозь воду и при этом не намокнув. Вот такая загадка, дети.  Поэтому я думаю, что вам придётся обязательно посетить вот эти пещеры, — и старик отметил на карте несколько кружков, обведя их двойной линией.

Затем пожилой кузнец рассказал об особенностях каждой пещеры и попросил детей постараться всё запомнить.

— Отлично! Значит, с маршрутом мы определились, — выдохнула облегчённо Лейля. — Только бы одна из этих пещер была той самой!

— Пусть той самой будет последняя пещера из нашего маршрута, — мечтательно прошептал Энвер. Мальчику очень хотелось не только помочь Къалакъай-Ана, но и увидеть все эти замечательные места горного Крыма.

Лейля улыбнулась другу. Энвер никогда не меняется в своём стремлении к приключениям.

— Посмотрим, — сказала она ему, а сама подумала, что разделяет желание Энвера.

— Ну всё, — сказал старый кузнец. — Одевайтесь, не забудьте про шарфы и рукавички, за пределами нашей горы всё так же бушует зима.

Энвер уже держал наготове рюкзак, где кроме горшочка-подарка для колдуна Бахыша лежала карта пещер и фонарик. К детям подошёл младший сын кузнеца и протянул им птичье перо:

-Возьмите перо нашего орла Атеша. Если его подержать в ладонях, то оно отогреет даже очень сильно замёрзшего человека.

Дети были благодарны за такую заботу. Перо отправилось в рюкзачок Лейли.

— Большое вам спасибо за помощь и советы, — сказал Энвер семье кузнецов. И кивнул Лейле. — Готова?

— Готова! — ответила Лейля

Платочки синхронно затрепетали перед лицами детей, и послышался хор из двух голосов: 

— Пещера Данильча-Къоба[5].


[1] 21 марта — день весеннего равноденствия, но в последнее время он сместился ближе к 20 марта. Однако по традиции именно 21 марта считается днем проведения праздника Наврез.

[2] къызым — крымтат. доченька моя

[3] кр.тат. дорогая, милая

[4] кр.тат.дедушка

[5] Данильча́-Коба́  — карстовая пещерагрот на склонах горы Седам-Кая, на юго-западе Крыма, природная и археологическая достопримечательность.

Ерасты атешининъ сыры

3 болюм. Къалакъай-Ана Лейлянен Энверден ярдым сорай

Къалакъай-Ана икяесини девам этти.

– Билесизми, балалар, мартнынъ йигирми биринде, гедженен кунь тенълешип кельгенде баарь кельди сайылыр. Кеткен сайын кунь узаныр, гедже исе къыскъарыр. Халкъымызда бу кунь Наврез киби белли.

– Ээ, хатырлаймыз, биз буны мектепте кечкен эдик, – дедилер достлар.

– Амма ер юзюни тек кунеш къыздырмай, – девам этти Къалакъай-Ана. – Даа ерасты атеши бар. Онынъ саесинде бузлар ирий, озенлер сувнен тола, топракъ ичинден къыза, ерасты атеши – баарь ве кунешнинъ ярдымджысыдыр. Амма бу сене о не ичюндир къыздырмай.

         Къартанай балаларгъа эндише толу козьлеринен бакъты.

– Аах, не олгъан экен? – эллерини силькти Лейля. – Не ичюн атеш къыздырмай?

– Атеш ерасты къобасында ерлеше ве оны ерасты атешининъ къоруйыджысы – Бахыш сиирбаз къаравуллай, – деди Обур.

– Бахыш сиирбаз бизим эвлятлыкъ кадамыздыр, – девам этти Къалакъай-Ана. Амма биз чокътан корюшмедик, чюнки ерасты атешининъ къоруйыджысы атешнинъ янындан кетемез. Обур татам ве меним киби, тылсымлы кучьке саип олгъан адамлар биле о ерасты атешининъ янына барамазлар. Тылсым алеминде ойле къанунлар иште: эр кес озь вазифеси ичюн месулиетли ве тек керчек дюньянынъ адамларындан ярдым сорай билелер. Ерасты атешининъ янына да тек гонъюллери темиз олгъан балачыкълар бара билелер.

         Сонъки сёзлерини айткъанда Къалакъай-Ана Энвернен Лейлягъа дикъкъатнен бакъты.

– Къалакъай-Ана, эгер мумкюн олса, мен ерасты атешининъ сырыны барып бильмеге азырым! – джесюрликнен деди Энвер.

– Эбет, Энвер, – кулюмсиреди къартанай. – Санъа мумкюн. Сенинъ киби саф юрекли, мераметли ве джесюр огъланчыкъны даа къайдан тапарсынъ.

– Токъта, Энвер, – бираз эеджанланды Лейля. – Я мен? Сен азыр экенсинъ, я мен не, азыр дегилим ёкъса?

– Иште… бильмем, Лейля, – деди Энвер, къызчыкъ ачувланаджагъындан ве айны заманда маджералардан марум къаладжагъындан къоркъып.

– Тартышманъыз, балалар, – тынчландырды оларны Къалакъай-Ана. – Мен бу къобагъа сизнен корюшмек ичюн кельдим. Макъсадыма етмек ичюн экинъизнинъ де ярдымына мухтаджым.

Энвернен Лейля севиндилер. Къызчыкъ исе, «Йылбаш арзум керчеклешкенине ошай» деп тюшюнди.

         – Демек, – деди Къалакъай-Ана. — Ерасты атеши къоруйыджысынынъ къобасына барып, ер устю не ичюн къызмагъаныны огренмек керексиз. Ер къызмаса баарь де кельмез. Эвлятлыкъ кадамызгъа бу бардакъны алып кетерсиз. Амма сакъын оны ачманъыз.  Пек мукъайт олунъыз, къырылмасын. Бахыш сиирбазны тапмакъ ичюн тек акъшамгъа къадар вакътынъыз бар.

– Я ана-бабаларымыз? – сорады Лейля.

         – Къасевет этменъиз, – джевап берди Обур. – Сизни кимсе джоймаз.

– Я къоба къайда ерлеше? – сорады Энвер.

         – Ээх, бильмеймиз, – кокюс кечирип деди Къалакъай-Ана.

Балалар шашып-шашмалап къалдылар. Къобаны насыл тапа биледжеклер?

– Амма, – девам этмеге ашыкъты Обур. – Биз сизни кене Демирджи усталарына ёллай билемиз. Оларда Къырымдаки бутюн къобаларнынъ харитасы бар. Эписине кирип чыкъмакъ керек оладжакъ.

– Эписинеми? – шашкъанындан Энвернинъ къашлары тёпеге котерильди.

– Ойле, – деди Къалакъай-Ана. – Я да, эписи олмаса да, керегини тапмагъандже.

– Я бир кунь ичинде бу къадар сеяатны насыл беджерирмиз? – къасеветли сеснен сорады Лейля.

Бу вакъытта Обур зынджырлы къутучыкъ ве эки нагъышлы явлукъ асылып тургъан ерге якъынлашты.

О балаларгъа явлукъларны узатып, бойле деди:

– Бу асылында тылсымлы явлучыкълар, – балаларнынъ айретини корьгенде Обурнынъ козьлери парылдады. – Беклемединъизми? Сюрприз олдымы? Айны ойле. Бу явлучыкъларнен бутюн Къырым бою кезмеге мумкюн. Юзюнъизнинъ огюнде саллап, бармагъа истеген ерини айтсанъыз, шу дакъкъасы о ерде олурсыз… амма явлукъ сыланса тылсымы джоюла.

         – Амма да шей! – деди Энвер ве бирден бир явлучыкъны элине алды.

Къартанайлар ве Лейля козь къырпмагъа етиштирмеден, о явлугъынен юзю янында саллап, «мектеп» деп къычырды.

Бир аньде Энверден тек тоз булуты къалды. Къартийлер къасеветленип бир-бирине, сонъра Лейлягъа бакътылар. Шу дакъкъасы Энвер кене оглеринде пейда олды.  Огъланчыкъ кулип тура эди:

– Денъемекни пек севем даа, – деди Энвер.

– Айды, созмайыкъ, вакъыт пек аз, балалар, – деди Къалакъай-Ана.

– Мына Бахыш сиирбаз ичюн эдие, – девам этти Обур, сют мальземелери ичюн махсус къулланылгъан къапакълы бардакъны чыкъарып.

         Лейля озь чантасыны ачып, бу меракълы бахшышны ерлештирди.

Обур диваргъа айланып, зынджырлы къутучыкъны алып, Лейлянынъ бойнуна асты:

– Ичинде бакълачыгъы олмаса да, о санъа керек олур къызым, – деди.

Балалар къобанынъ огюнде, эллеринде явлукъларны тутып тура эдилер. Обурнен Къалакъай –Ана сонъ огютлерини бере эдилер.

– Мукъайт олунъыз, эр анги телюкеге расткельсенъиз, бирден явлучыкъларынъызны саллап, къайтынъыз, – анълата эди Къалакъай-Ана.

– Къасевет этменъиз, бизге бир шей олмаз, – деди маджералар башлагъанына сабырсызлангъан Энвер.

         Обурнынъ ишаретинен балалар айны заманда явлукъларыны саллап, бир сеснен:

– Демирджи дагъынынъ къобасы, – дедилер.

4 болюм. Къобалар харитасы ве Атеш къарталнынъ къанаты акъкъында

Лейля козюнинъ огюнде Обур нагъышлагъан явлугъынынъ парчасыны корип къалды. Бир саниеде о, калейдоскоп киби, бинълернен ренкли ышыкъларгъа дагъылып кетти. Даа бир саниеден калейдоскопнынъ орьнеги земберек олып сарылды, сонъра нокътагъа чевирилип гъайып олды. Балаларнынъ огюнде энди таныш Демирджи дагъынынъ устаханелери пейда олдылар. Лейля бирден сыджакъланып, бойнундан шарфыны чезип чыкъарды. Энвер исе уста ве огъулларынынъ эллерини тутып, селямлашмагъа ашыкъты. Къарт уста оларны эеджан ве къуванчнен алгъышлады:

– Сонъки корюшювимизден сонъ баягъы оськенсиз. Энвер там бир эркек олаятасынъ. Лейля, джаным, сен исе даа дюльбер олдынъ!

Балалар ильтифатларгъа севине, бу адамлар арасында озьлерини пек раат, якъын достлар арасында киби дуя эдилер. Чокъкъа бармай демирджилернинъ эписи ишлерини ташлап, раатлыкъ одасына кечтилер. Оларнынъ къыз къардашлары Къая Къыз софраны донатмакъта эди. Лейля онъа ярдым этмеге ынтылды. Къобанынъ ичи сеслер гурюльтисинен толды. Эр кес хаберлернен пайлаша, икрам этильген емеклернен сыйлана эди. Лаф этип тойгъан сонъ, къарт уста диварда асылы саатке бакъып:

– Айды, вакъытны джоймайыкъ, къызым, къана, къобалар харитасыны кетирсе, – деп риджа этти.

         Тезден эписи софра башына турып, хаританы бакъып инджелей эдилер. Демирджи дагъы балабан къырмызы тёгерек ичине алынгъан.  Къырымнынъ ялы бою ве дагъларгъа якъын аман-аман бутюн ерлери харитада фаркълы тёгереклернен къайд этильген эди.

– Вай, не къадар къоба бар экен! – айретнен, амма бираз эндишели деди Энвер. – Эписинде олмагъа истер эдим, амма кунь биткендже бу къадар ерге барып етиштирмемиз деп къоркъам.

– Догъру, шимди къобаларнынъ гузеллигине бакъмакъ дегиль де, керегини тапмалымыз, – хатырлатты Лейля.

— Къырымда къобалар пек чокъ. Эвель-эзельден ярымадамыз океаннынъ тюбю эди. Янардагъларнынъ саесинде топракъ котерильмеге башлады.  Тузлу сув ве ерасты газлардан шекилленмеге башлагъан дагъларнынъ ичинде деликлер пейда олды. Бойле этип, дагълар къашкъавалгъа ошап къалдылар. Тешиклернинъ базылары къобаларгъа чевирильдилер. Къашкъавалнынъ ичиндеки оюкъларыны саймагъа насыл агъыр олса, Къырымымызнынъ къобаларыны да сайып чыкъмакъ о къадар да зордыр, – кулимсиреп деди къарт уста. Ве икяесини девам этти: – Мен уфакъ олгъанда, къартбабам  Демирджи дагънынъ ичинде алев пейда олгъаны акъкъында бир эфсане анълаткъан эди. О ерасты атеши къоруюджысынынъ эдиеси эди.  Амма къартбабам шу алевни Демирджиге къайсы къобадан кетирильгенини айткъаныны хатырламайым.

– Вай, меракълы, – бир сеснен деди балалар ве айланып, оджакътаки даима янып тургъан атешке бакътылар.

         – Бу оджакътаки атеш – ерасты атешининъ бир парчасыдыр бельки. Оджагъынъыздаки бир комюрчикни Къалакъай-Анагъа берсек олмазмы? – сораштырмагъа башлады Энвер.

– Эх, Энвер, тылсым алеминде башкъа къанунлар. Атеш къоруйыджысы бизим алевимизни туташтыргъанда, бу атеш Демирджи дагънынъ ичинде яна биледжегини айтты ве Атеш къарталыны оджагъымызны къорумакъ ичюн тайин этти.

– Айса, тюшюнмеге девам этемизми? – сорады Энвер.

Лейля озь ичинден, тылсым алеминде де озь къанунлары бар экен, деп тюшюнди. Къанун-къаидесиз омюр къалабалыкъкъа чевирилир. Эр ерде тертип-низам керек.

– Къартбабам даа айткъанына коре, атеш къоруйыджысы сувдан сыланмадан кечип олунгъан къобада яшай экен. Мына бойле тапмаджа, балалар. Онынъ ичюн, фикримдже, бу къобаларны мытлакъ зиярет этмек керексиз, – деди къарт уста ве харитада бир къач тёгерек сызып, къобаларнынъ ерлерини къайд этти.

Сонъра демирджи, эр бир къобанынъ хусусиетлерини анълатып, балаларгъа оларны акъылда тутмаларыны риджа этти.

– Пек яхшы, демек, ёлумызны тайинледик, – деди Лейля. – Бу къобалардан бири бизге кереги олсайды!

– Къыдыргъанымыз къоба, зиярет этеджек къобаларнынъ энъ сонъкиси олсайды, – хаял этип айтты Энвер. Огъланчыкъ Къалакъай-Анагъа ярдым этмекнен бир арада Къырымнынъ бу аджайип ерлерини корьмеге де пек истей эди.

         Лейля достуна бакъып кулюмсиреди. Энвер сонъ дередже маджера севдасыдыр.

– Бакъармыз, – деди о онъа, ичинден исе, Энвернен айны тюшюнгенини къайд этти.

– Айды айса, – деди къарт демирджи. – Кийининъиз, шарфлар ве къолчакъларынъызны унутманъыз. Тышта къыш укюм сюре.

Энвер чантасыны азыр тута эди. Анда Бахыш сиирбазнынъ эдиесинден гъайры, къобалар харитасы ве фенерчик бар эди. Балаларнынъ янына демирджи устанынъ энъ кичик огълу якъынлашып, оларгъа къуш къанатыны узатты.

– Атеш къарталымызнынъ бу къанатыны алынъыз. Ушюгенде оны авучларынъыз ичинде сыкъып тутынъыз. О бузлагъан адамны биле къыздырыр.

Балалар бойле бахшыш ичюн пек миннетдар эдилер. Къанатны Лейлянынъ чантасына къойдылар.

– Тевсие ве ярдымынъыз ичюн чокъ сагъ олунъыз, – деди Энвер демирджилер къорантасына. Лейлягъа бакъып:

– Азырсынъмы? – деп сорады.

         – Азырым! – джевап берди Лейля.

Явлукълар бир вакъытта салланылды ве бир сеснен айтылгъан сёзлер эшитильди:

– Данильча Къобасы.[1]


[1] Данильча Къоба –  Къырымнынъ дженюбий гъарпта, Седам Къаянынъ джапларында ерлешкен карст къоба.

Автор: Редакция Avdet

Редакция AVDET