Искусство Крымского ханства в логике интервального анализа

12.10.201911:51

С XV в. крымские ханы, понимая выгодность политики «непретеснения» и терпимости, давали возможность представителям разных этносов развивать свою культуру. И до сегодняшнего дня в Крыму сохранились памятники искусства, созданные в период существования ханства. Вместе с тем, следует отметить, что эпоха Крымского ханства явилась тем временным интервалом, на промежутке которого в Крыму доминировала исламская культура, и она переживала высокий расцвет.

Анализируя художественную культуру Крымского ханства, целесообразно отметить роль межкультурного взаимовлияния. С эстетической точки зрения подобное взаимовлияние способствовало формированию стилистической специфики искусства Крымского ханства. Сопоставление разных взглядов на малоизученный феномен в истории культуры и возможность максимально объективного его восприятия наиболее очевидна с позиций интервального подхода, который представляет собой междисциплинарную теорию.

Интервальность позволяет рассматривать культуру как многоуровневый феномен, в котором все интервалы плюралистичны и вместе с тем относительны. Осмысление проблемы интервальности, а также потенциала интервального подхода требовало, прежде всего, изучения работ Ф. Лазарева [5] и М. Новоселова [8], предложивших и обосновавших необходимость использования понятия и метода интервальности, а также их последователей – А. Денисенко [3], Е. Музы [7], М. Трифоновой [5]. Поскольку интервальный подход является по своей сути «продуктом» постмодернизма, то выяснение специфики интервальности предполагало обращения к работам таких теоретиков как Ж.-Ф. Лиотар [6], Ж. Делез [2], Ф. Гваттари [2].

Онтологический аспект интервального подхода состоит в том, что всякое начало многомерно и включает в себя множество своих измерений-аспектов; у всякого аспекта есть свой интервал – система условий, в которых «текст» выражает себя в тех или иных измерениях-аспектах. Задача интервального подхода состоит в том, чтобы выделить измерения начала/начал «текстов» и их интервалов, и выявить их координацию между собой [5].

Поскольку художественная культура Крымского ханства многогранна и разнообразна, иными словами – многоинтервальна, она заслуживает отдельного изучения. Мы остановимся на интервале  «крымскотатарское искусство». Сразу подчеркнем, что определяющей основой всей художественной культуры Крымского ханства, и искусства, в частности, было религиозное мировоззрение.

Cуществует общеисторическая закономерность в развитии духовной и художественной культуры, которая заключается в столкновении и взаимодействии двух составляющих –народномифологической и социальной. Особенно наглядно эта закономерность проявляется в христианской и буддийской культурах.

Несколько иначе дело обстоит в мусульманской культуре: ислам с его ригоризмом и жесткостью не смог охватить в полной мере народно-мифологическое художественное сознание, та или иная мусульманская культура имеет свои особенности. В частности, она «держится» на общем стержне – Коране, в котором можно найти массу поэтических образов, достаточно вспомнить, например, описание райского сада.

Общими являются и эстетические понятия-символы, которые появились с началом развития архитектуры: 1. «джамал» божественная, совершенная красота, это купол мечети, 2. «джалал» божественное величие (величественное, возвышенное) это минареты, 3. «сифат» божественное имя письмена на внешних стенах мечети.

Ислам формировал и эмоциональный мир человека, его настроения и чувства, в которых нет места антропоморфному и наглядно-природному. Мусульманство, как и другая религия, не может обойтись без искусства, не может не обращаться к эстетической потребности человека, к его естественному, органическому стремлению к прекрасному, возвышенному, совершенному.

Еще один аспект, который не мог не повлиять на развитие искусства Крымского ханства – суфизм. Очевидно, что неоднородность отношения к данному феномену имела место как в средневековый период развития исламской культуры, так и в последующие этапы исторического развития. Представляя собой мистико-аскетическое направление в исламской культуре, суфизм имел

весьма глубокое влияние на культуру в целом, на природу личности, а также, на все виды искусств. Он может быть рассмотрен как одно из определяющих стилистических особенностей или субинтервал в системе художественной культуры различных государств исламской цивилизации в период их расцвета. Существовали общие тенденции присутствия суфийских мотивов во многих произведениях искусства.

Многообразный, многоликий в своих конкретных проявлениях, суфизм вошёл в духовную, социальную и культурную жизнь мусульманских народов, начиная с первых веков возникновения ислама, оказав огромное влияние на все указанные сферы [1, 13-4]. Собственно, крымскому суфизму посвящены работы Т. Усеинова [9], А. Яшлавской [12], Н. Абдульваапова [1].

Среди многих суфийских орденов, имевших распространение в Крыму, начиная с золотоордынского периода, следует отметить такие, как: есеви, вефаи, хайдери, календери, хуреми, месневи [1]. Значительную роль в деятельности суфиев наряду религиозным мистицизмом играло эстетическое начало, сопровождавшее их духовную миссию.

Очень многие представители творческой интеллигенции были приверженцасми суфийских идей. Среди основных стилистических признаков суфизма в искусстве является чрезмерная метафо-ричность, недосказанность, символичность, обращение к Всевышнему через призму земных образов.

Поэзия востока была тесно связана с музыкой. Стихи по традиции исполнялись под аккомпанемент музыкального инструмента – саза или танбура. До настоящего времени сохранилось больше семидесяти произведений для танбура – струнного восточного инструмента, которым превосходно владел Гази Гирай II. Но, к сожалению, большую часть музыкальных произведений хана не удалось сохранить, как и значительную часть музыкально – поэтического наследия эпохи в целом. Музыка, как и поэзия в культуре Крымского ханства отличалось большим многообразием жанров и форм, и во многом была связана с традициями средневековой восточной культуры.

Несмотря на жесткость повседневности, главной тематической линией в поэзии XVI-XVII вв. остается лирическая это своего рода гимны любви. Наряду с понятием земного чувства любви поэты разрабатывают тему мистической любви, корни которой уходят в персидскую поэзию и суфийскую мудрость.

Кроме поэтов-ханов, вклад в развитие крымскотатарской литературы внесли и придворные поэты Кефевий Абдулбакы эфенди (1555- …), Усеин эфенди Кефевий (…–1601), Али (…–1703), Ашык Умер (…-1707), Мустафа Джевхери (…–1720?), Веджихи (…–1660).

Проблема музыкальности как внутреннего качества поэзии во все времена вызывала особый интерес для исследователей. Уже в далеком прошлом выдающиеся мыслители и теоретики Востока аль Фараби, Ибн-Сина, аль-Ширази, Абдурахман Джами и др. – подметив теснейшую связь стихотворной метрики восточной поэзии с музыкальной ритмикой, посвятили этой проблеме значительную часть своих музыкальных трактатов.

Одной из излюбленных поэтических форм поэзии дивана была газель, представляющая собой распространенную форму лирики в средневековой тюркской, арабской, персидской классической поэзии, своеобразное монорифмическое произведение, состоящее из 5–7 бейтов-кадансов. В последнем бейте иногда помещается поэтический псевдоним автора.

Кристаллизация музыкальных форм в новый жанр, относимый к искусству макомат, происходила также в результате взаимодействия с суфизмом – философско-мистическим направлением ислама, а также через ее связь с газелью, которая пелась и поется.

В интервале художественной культуры Крымского ханства музыкальное искусство было представлено разнообразными жанрами профессиональной и фольклорной музыки. Среди них в рассматриваемую эпоху достигли своего расцвета жанры светской, религиозной, военной, народной музыки.

Особым субинтервалом в контексте музыкальной культуры, своеобразным фундаментом всех направлений оставался фольклор. Очевидно, что музыкальная культура Крыма во все времена отличалась уникальным многообразием или многоинтервальностью с точки зрения культуры представителей разных народов, проживавших здесь.

Интонационное взаимообогащение разных этнических культур происходило постоянно в достаточно активной форме, что сформировало условия для развития уникальной музыкальной культуры Крыма. Одновременно фольклор каждого народа отличался своей неповторимостью и оригинальностью. Несмотря на языковые и конфессиональные различия, многие напевы и мелодии зачастую имели много интонационных и ритмических признаков.

Наиболее ярким примером подобного родства является музыкальная культура крымских татар, караимов и крымчаков. В данном случае речь идёт так же и совпадении одних и тех же мелодий и их соотнесением к тем или иным музыкальным жанрам. В то же время достаточно много схожих признаков было в армянской, греческой и еврейской мелодике в сравнении с музыкальным фольклором названных народов. Это далеко не полный перечень сравнений подобного рода.

Несмотря на значительную роль суфийских идей в культуре Крыма ханского периода, единст-венным артефактом суфийской архитектуры XVв. является чудом уцелевшая обитель дервишей в Евпатории.  Отдельные элементы суфийского миропонимания сохранились на территории ханского дворца в Бахчисарае, например, фонтаны – чешме. На современном этапе возрождается суфийская литература и музыка, проводятся исследования, организовываются выставки. Таким образом, в средневековой культуре Крыма суфизм является достаточно весомым субинтервалом с позиций интервальной методологии.

Итак, система образов, через которые осуществлялось отображение картины мироздания, являющегося Божественным творением, безусловно, зависела от религиозного мировоззрения. Все виды искусства объединяет наличие характерного образного и символического начала, своего рода идей и сверхидей, средств выразительности, соответствующих форм и жанров.

С точки зрения образной концепции искусства особого внимания заслуживает система символов. Символы, выражая определенное явление, раскрывают идейный смысл произведения искусства, подразумевающее сверхзадачу. Символике в искусстве и традиционной культуре крымских татар посвящены работы Р. Куртиева [4], М. Чурлу [10], С. Эдемовой [11].

Во многих произведениях крымскотатарского искусства ханского периода преобладали такие тюркские элементы, как: древо жизни (символ соотношений разных поколений и пространственно-временных измерений), изображения круга, треугольника, стрелы, лошади, орла, луны, звезды, гребня. Многие из этих фигур были связаны с пантеоном тюркских богов – Тенгри (божество верхней зоны мира), Эрлика (архетип смерти), богини Умай (образ Праматери) [4].

Тюркско- крымская символика трансформировалась постепенно под влиянием ислама и в сочетании с элементами арабской каллиграфии способствовала появлению оригинального орнаментального стиля.

Изобразительное искусство Крымского ханства включает в себя архитектуру, эпиграфические памятники (как синтез архитектуры и скульптуры), прикладное искусство, книжную миниатюру и каллиграфию. Все эти виды искусства, как профессионального, так и традиционного, имеют свои жанровые и образно-смысловые градации.

Среди архитектурных сооружений, следует выделить следующие разновидности: мечети (джами), мавзолеи-дюрбе, эпиграфические памятники, фонтаны-чешме, караван-сараи, медресе и текие, дворцы, жилые дома. Все эти архитектурные сооружения прошли определенную эволюцию, имели отрезок времени своего расцвета, наибольшей предпочтительности их строения или спад их строительства. Орнаментальные элементы украшали все виды архитектурных строений рассматриваемой эпохи в той или иной мере.

Среди достаточно малоизученных явлений в контексте интервала культура Крымского ханства представляет собой театральное искусство. В эпоху ханства в Крыму функционировал театр теней – «Къаракозь ве Адживат». На основе таких источников, как ханские письма, «казиаскерские книги» и рукописные «тезкире» можно предположить, что при дворе крымских ханов ставились музыкальные спектакли силами придворних капелл. Очевидно, что значительную роль в развитии театрального искусства играли фрагменты народного сценического искусства.

С точки зрения интервального анализа, очевидно, следует представить некую предполагаемую

иерархичность, по которой выстраивалось искусство и культура Крымского ханства, в частности, крымскотатарское искусство. Поскольку основные положения интервальной методологии подразумевают относительность интервалов любого уровня и абсолютность истины внутри каждого интервала в рамках его интервальной абстракции, плюрализм явлений различного уровня, периодическую смену одного интервала другим вполне очевидно, следует, исходя из этих положений, анализировать феномен художественной культуры Крымского ханства, как систему интервалов: «изобразительное искусство», «литература», «музыка», «фольклор», которые, в свою очередь, делятся на виды и жанры, соответственно субинтервалы.

Следует отметить, что каждый новый интервал, приходящий на смену предыдущему, и сам процесс назревания-подготовки этой смены может по длительности быть различным, это будет зависеть от диссипативности структур и возможных полифуркаций.

Таким образом, метод интервального анализа позволяет на любых уровнях выявлять определенную иерархию и вместе с тем любые качественные переходы тех или иных уровней из одной иерархии в другую, что образует уже новые интервалы и субинтервалы.

Литература

1. Абдульваапов Н. Р. Суфизм и крымско-татарская поэзия Дивана / Н. Р. Абдульваапов // Ученые запис-

ки Таврического национального университета имени В. И. Вернадского. – Симферополь. – 2013. – [Серия: Фило-

логия. Социальные коммуникации]. – Т. 26(65). – № 1, Ч. 1. – С. 231-240.

2. Делез Ж. Что такое философия? / Жиль Делез, Феликс Гваттари // [пер. с франц. С. Н. Зенкина]. – М.–

СПб.: Алетейя, 1998. – 286 с.

3. Денисенко А. В. Культура и «гуны» материальной природы / А. В. Денисенко // Академия знаний: науч-

ный журнал [под ред. Ф. В. Лазарева]. – Симферополь. – 2010. № 4. С. 88-93.

4. Куртиев Р. И. Тюркские символы в традиционной культуре крымских татар / Р. И. Куртиев [Электрон-

ный ресурс] – Режим доступа: http://tatarkam.livejournal.com/150601.html.

5. Лазарев Ф. В., Трифонова М. К. Философия / Ф. В. Лазарев, М. К. Трифонова // Симферополь: Сонат. –1999. – 352с.

6. Лиотар Ж.-Ф. Состояние постмодерна / Жан-Франсуа Лиотар // [пер. с фр. Н. А. Шматко]. – М.: Институт экспериментальной социологии; СПб.: Алетейя. – 1998. – 160 с.

7. Муза Д. Е. Восточнохристианская цивилизация: социокультурное устроение и идентичность: Монография / Д. Е. Муза // ДонНТУ – Донецк: Вебер, 2009. – 476 с.

8. Новосёлов М. М. Интервал абстракции как проблема методологии / М. М. Новосёлов // Учёные записки Таврического национального университета им. В. И. Вернадского. – 2002. – Т.15. – №1. –С.17-30.

9. Усеинов Т. Б. Крымско-татарская литература XV-XVII веков / Тимур Бекирович Усеинов // Крымскотатарская дворцовая литература XV-XVII веков. –Культура народов Причерноморья. –2001. –№25. –С. 102-105.

10. Чурлу М. Язык крымскотатарского декоративного искусства / М Чурлу // Qasevet. –2008. –№ 33. –С. 56-61.

11. Эдемова С. Символы в вышивках и орнаменте крымских татар / С. Эдемова [Электронный ресурс]. – Режим доступа : http://www.el-cheber.com/2011/01/16/simvoly-v-vyshivkax-i-ornamente-krymskix-tatar.

12. Яшлавская А. Гезлевские «Текие -дервиш» /А. Яшлавская // Евпатория: Благодійний фонд ТЕКІЄ – ДЕРВІШ, 2002. – 76 с.

References

1. Abdulvaapov, N. R. (2013). Sufism and Crimean Tatar poetry of the Sofa. Scientific notes of Taurian national

university of V. I. Vernadsky. Series: Philology. Social communications, 26(65), 1, 231-240 [in Ukranian].

2. Delez, G. & Gvattari, F. (1998). What is philosophy? [S. N. Zenkina, Trans.]. M. – SPb.: Alteya [in Russian].

3. Denisenko, A. V. (2010). Culture and «Huns» of the material nature. Academy of knowledge: the scientificmagazine, 4, 88-93 [in Ukranian].

4. Kurtiyev, R. I. Turkic symbols in traditional culture of the Crimean Tatars. Retrieved from

5. Lazarev, F. V. & Trifonova, M. K. (1999). Philosophy. Simferopol: Sonatas [in Ukranian].

6. Liotar, Zh.-F. (1998). A state of Postmodern. [N. A. Shmatko, Trans.]. Moscow: Institute of experimental sociology [in Russian].

7. Musa, D. E. (2009). The Eastern Christian civilization: sociocultural organization and identity. DONNTU – Donetsk:»Weber» [in Ukranian].

8. Novosyolov, M. M. (2002). Interval of abstraction as methodology problem. Scientific notes of Taurian nationaluniversity of V. I. Vernadsky, 15, 1, 17-30 [in Ukranian].

9. Useinov, T. B. (2001). Crimean Tatar literature of the 15-17th centuries. Crimean Tatar palace literature of the 15-17th centuries. Culture of the people of Black Sea Coast, 25, 102-105 [in Ukrainian].

10. Churlu, M. (2008). Language of Crimean Tatar’s decorative art. Qasevet, 33, 56-61[in Ukranian].

11. Edemova, S. (2011). Symbols in embroideries and an ornament of the Crimean Tatars. Retrieved from

12. Yashlavskaya, A. (2002). Gezlevskiye «Tekiye is the dervish». Yevpatoria: The FLOWED Blagod_yny fund ІЄ – DERVISH [in Ukranian].

Мерьем ИДРИСОВА

Автор: Редакция Avdet

Редакция AVDET