Крымский автономизм в аксиологическом измерении

16.02.202111:26

Феномен «крымской весны» стал одним из основополагающих событий не только в новейшей истории Крыма, но и в новейшей истории России. Данное событие изменило внутри и внешнеполитическую ситуацию в Российской Федерации. С другой стороны, расширилось аксиологическое поле российской политики и российской истории. Патриотические, центростремительные настроения крымчан активизировали патриотические настроения (и шире – патриотическое сознание) жителей большой материковой России.

Отмеченные тенденции обусловливают необходимость дополнительного осмысления аксиологических аспектов развития крымского автономизма. В качестве методологического ориентира исследования мы будем использовать методологию политико-концептологического анализа.

Автором политико-концептологического подхода к пониманию политической реальности является российский исследователь В.П. Макаренко. Данный подход основывается на исследовании ценностных, аксиологических качеств, присущих политическим концептам и концептуальным образованиям, выражающимся в ориентире, стремлении людей к тому, что значимо для каждого из них. Политико-концептологический подход, в частности, предполагает исследование корреляций ценностей с политическими институтами.

Представляет интерес ценностный подход политической концептологии к пониманию взаимосвязи автономизма с правом на самоопределение и взаимосвязи автономизма с сепаратизмом. В.П. Макаренко отмечает, что право самоопределения выражает легитимные интересы всех групп. В зависимости от условий эти интересы выражаются во множестве комбинаций конкретных прав, включая право на ту или иную форму (степень) политической автономии. Называя сецессию крайним выражением права самоопределения, исследователь уделяет внимание анализу аргументов, обосновывающих право сепаратных групп на отделение. Среди наиболее распространенных исследователь называет такие аргументы, как: ликвидация последствий прошлых аннексий; самозащита; дискриминация в распределении. Каждый из этих аргументов имеет ценностную составляющую. Поэтому, в сфере реальной политики происходит борьба не только интересов, но и ценностей, а политические элиты центра и регионов пытаются обосновать свое право на определенную территорию на основе тех или иных политических ценностей.

Рассмотрим феномен крымского автономизма с точки зрения анализа политических ценностей.

Крымский автономизм, как политический феномен имеет глубокие исторические корни. Крымский полуостров исторически находился в сфере влияния различных государств. Как отмечает С.Н. Киселев, циклы геополитической истории региона связаны с периодами усиления в регионе Черного моря тех или иных государств. Их попытки расширить свое влияние в регионе имели различные формы — от создания колоний и опорных пунктов (торговых и военных баз) до создания циркумпонтийских держав. Влияние этих государств распространялось и на Крымский полуостров. Одновременно, на территории полуострова создавались региональные государственные образования, которые были вынуждены выстраивать отношения соподчиненности с государствами — региональными лидерами в Причерноморском регионе.

В кросс-исторической ретроспективе сложно построить инвариантный ценностный ряд, определяющий специфику включения Крыма в контекст той или иной системы центр-периферийных отношений. Проще исходить из гипотезы о доминанте интересов (геополитических, военно-стратегических и экономических и др.) в контексте установления контроля над Крымом тех или иных государств – региональных лидеров.

Так, греческие города-государства на территории полуострова уже во II веке до нашей эры оказались в сфере влияния Понтийского царства, после чего на протяжении длительного времени пребывали под протекторатом Римской империи, а после её распада – вошли в состав Византийской империи.

Вместе с тем, среди граждан греческих городов-государств, несомненно, присутствовал региональный, полисный патриотизм. Примером ценностного, гражданско-патриотического отношения жителей Херсонеса к своему полису является, в частности, «Присяга граждан Херсонеса» – документ, датируемый началом III века до нашей эры (каменная плита с присягой была обнаружена исследователями в конце XIX века, в районе центральной площади античного Херсонеса). В присяге херсонесцев, в частности, говорилось: «Я буду единомышлен о спасении и свободе государства и граждан и не предам Херсонеса, Керкинитиды, Прекрасной гавани и прочих укрепленных пунктов и из остальной территории, которою херсонесцы управляют или управляли, ничего никому, ни эллину, ни варвару, но буду оберегать все это для херсонесского народа».

В эпоху античности и средневековья крымский регион стал объектом экспансии различных племенных объединений и различных государств.

В XIII — XV веках нашей эры влияние на Крым распространяло монголо-татарское государство Золотая орда, основавшее в степном Крыму свой Крымский улус. В 1443 году на базе Крымского улуса Золотой орды было создано Крымское ханство. После уничтожения Византийской империи наступил период доминирования в Причерноморском регионе Османской империи. Власть Османской империи в Крыму основывалась, прежде всего, на военно-стратегических и экономических интересах. В конце XV века турки захватили генуэзские колонии Кафу и Солдайю в восточном Крыму, разрушили Мангуп – столицу Княжества Феодоро (регионального государственного образования в юго-западном Крыму). Под протекторат Османской империи попало и Крымское ханство. Османская империя основала на данных территориях Кафский санджак – административно-территориальную единицу Османской империи, управляемую турецкой администрацией.

Вместе с тем, фактор общности геополитических интересов Османской империи и Крымского ханства сочетался с религиозным и языковым факторами. Единство религии и сходство языков во многом являлись ценностной составляющей, которая облегчила политическое взаимодействие между Османской империей и Крымским ханством.

В конце XVIII века Крымское ханство было выведено из состава Османской империи Российской империей и временно стало независимым (в соответствии с Кючук-Кайнарджйским договором 1774 года). В 1783 году Крымский полуостров был включён в состав России.

Присоединение Крыма к Российской империи стало результатом напряженной борьбы российского государства за выход к Черному морю. Как отмечают С. Киселев и Н. Киселева, Россия во многом и состоялась как империя в борьбе за обладание Крымом и Черным морем. Очевидна значимость геополитических факторов (обусловленных, прежде всего, базированием в Крыму российского Черноморского флота) в контексте этой борьбы.

Однако, пассионарный порыв, связанный с борьбой России за Крым, сопровождался формированием вокруг Крыма аксиологического поля. Следует отметить ценностное отношение к Крыму российского общества и правящих элит Российской империи. В конце XVIII — XIX веках Крым стал объектом творческого вдохновения многих выдающихся деятелей российской культуры. В духовном плане Россия традиционно подчеркивала связь Херсонеса  с крещением Руси.

Ценностное отношение к Крыму правящих элит российского государства подчеркнуло, в частности, путешествие в Крым Екатерины II, предпринятое в 1787 году. Данное путешествие стало самым знаменитым и масштабным путешествием монарха в русской истории.  Как отмечает Н. Бессарабова, посещение в 1787 году Екатериной II вновь присоединенных территорий утверждало право собственности России на них. Императрица показывала, что она не просто считает эти земли своими, но и интересуется ими.Таким образом, Екатерина II своим путешествием заложила основы ценностного отношения к Крыму российских властей, как к части государства, а не как к колонии, или вассально зависимой территории.

Включив в свой состав Крым, Российская империя изменила систему управления регионом. Крымский полуостров вошел в состав Таврической области, а затем — Таврической губернии (кроме крымских уездов Таврическая губерния включила в себя 2 уезда к северу от Перекопа). Таким образом, произошла деавтономизация региона. Создание Таврической губернии соответствовало унитарной природе Российской империи.

Методология политической концептологии позволяет проанализировать ценностные, аксиологические качества, которые обрел институт крымской автономии в XX — начале XXI веков. Уже в первой половине XX века в развитии крымского автономизма обозначились два вектора: центростремительный (интеграционный) и этноавтономистский.

Институциональное оформление крымского автономизма произошло в начале XX века, в условиях распада Российской империи. В контексте борьбы за власть между большевистскими и антибольшевистскими силами на территории бывшей Российской империи решался не только вопрос об общественном устройстве российского государства. Также, решался вопрос о форме государственного устройства России.

После Октябрьской революции 1917 года, в реалиях дезинтеграции территории бывшей Российской империи, представители большевистской партии, захватившие власть в стране, взяли курс на построение федерации нового типа. Созданию в 1921 году Крымской АССР в составе РСФСР предшествовало существование на территории Крыма двух формально независимых советских республик — Советской Социалистической Республики Тавриды (1918 год) и Крымской ССР (1919 год).

Советские республики в Крыму изначально создавались как центростремительный политический институт, функционирование которого было направлено на реинтеграцию территории бывшей Российской империи в рамках федерации советских республик. Советская Социалистическая Республика Тавриды и Крымская ССР обладали декларативным суверенитетом, но реально подчинялись советскому центру.

Ценности самоопределения и автономизма позволили руководству советского государства оказать противодействие претензиям на Крым и Черноморский флот Германии и зависимых от Германии Украинской Народной Республики и Украинской державы Гетмана Скоропадского,  а затем – претензиям на Крым государств — членов Антанты. Как отмечал впоследствии один из руководителей кадетской партии в Крыму Д. С. Пасманик, в Крыму сложилась сложная «комбинация социально-политической и национальной борьбы».

Специфику политических процессов на территории Крыма определял многонациональный состав населения полуострова. Судя по данным переписи 1917 года, в структуре населения полуострова русские и украинцы (по статистике они объединены) составляли 49,2%, а крымские татары – 27%.

Крымскотатарские политические элиты, консолидировавшиеся вокруг Мусисполкома и Курултая (национального съезда), придерживались антибольшевистских взглядов. Одновременно, они обозначили этнический вектор в развитии крымского автономизма. В частности, Курултай своими решениями провозгласил создание Крымской Демократической республики, а затем – принял национальную конституцию («Крымскотатарские основные законы»).

Несмотря на серьезный политический раскол в российском обществе, который обозначился и в Крыму, русские и русско-культурные жители Крыма в значительной мере поддерживали центростремительные проекты политического устроения региона (как большевистские, так и антибольшевистские).

Следует отметить, что антибольшевистские первое и второе Крымские краевые правительства (они опирались, соответственно, на Германию и на Антанту), выдвинули автономистские по своей сути проекты политического устроения Крыма.

Проекты крымской государственности первого и второго Крымских краевых правительств учитывали перспективу реинтеграции России. В частности, представители первого Крымского краевого правительства (главой которого был М.А. Сулькевич), вопреки решениям немецких оккупационных властей отказались поддержать проект включения Крыма в состав Украинской Державы гетмана П.П. Скоропадского.

Не ориентировались на институт автономии представители белого движения. Главнокомандующий Добровольческой армией А.И. Деникин являлся сторонником «единой и неделимой России» и выступал против политической самостоятельности отдельных регионов бывшей Российской империи.

Победа большевиков в Гражданской войне обусловила победу федеративной модели политического устроения территории бывшей Российской империи. В ходе создания СССР в 1922 году часть советских республик стали союзными республиками, а часть – автономиями в составе союзных республик.

В 1921 году в Крыму была создана Крымская АССР. Постановление об образовании Автономной Крымской ССР, под которым стояли подписи М. И. Калинина, В. И. Ленина и А. С. Енукидзе, было принято ВЦИК и СНК РСФСР 18 октября 1921 года.

Следует отметить, что Крымская АССР являлась территориальной по форме и многонациональной по этническому составу населения автономной республикой в составе РСФСР. Анализ параметров создания Крымской АССР позволяет сделать вывод о том, что она не являлась крымскотатарской национальной автономией (об этом свидетельствуют не только нормативно-правовые документы, в соответствии с которыми создавалась Крымская АССР, но и ряд особенностей создания данной автономии, таких как отсутствие этнонима какого-то одного народа в ее названии, наличие национальных районов в административно-территориальном делении республики и др.).

Вместе с тем, представители крымскотатарского национального движения на различных его этапах придерживаются этноавтономистских взглядов. В частности, выдвигается тезис о том, что Крымская АССР являлась крымскотатарской национальной автономией. Данная точка зрения аргументируется утверждениями о том, что крымские татары являются коренным народом Крыма, обладавшим правом на самоопределение. Для представителей крымскотатарского национального движения тезисы о национальной крымскотатарской автономии в Крыму и крымских татарах, как о немалочисленном коренном народе Крыма являются политическими ценностями, вокруг которых развивается данное движение.

С другой стороны, для представителей других этносов, проживающих в Крыму, политической ценностью является принцип создания крымской автономии, согласно которому субъектом автономных прав в Крыму являются крымчане разных национальностей, составляющие многонациональный крымский социум.

Как известно, в 1944 году, после спецпереселения из Крыма крымских татар, болгар, греков и армян, Крым лишился многонациональной специфики. Крымская АССР была упразднена и преобразована в Крымскую область. В 1954 году Крымская область по инициативе Н.С. Хрущева была передана в состав УССР.

Новый этап в развитии крымского автономизма начался в 1990-1991 годах. Воссоздание Крымской АССР в 1991 году было обусловлено, с одной стороны, возвращением в Крым крымских татар. С другой стороны, в контексте распада СССР институт крымской автономии (с 1992 года она стала называться Республика Крым) стал ценностью для русских и русско-культурных жителей Крыма, которые рассматривали автономизм как форму защиты от украинского этнократического унитаризма.

Поднятая В.П. Макаренко проблема взаимосвязи автономизма с сепаратизмом имеет свою специфику в крымском контексте. Обозначившийся в 1918 – 1919 годах центростремительный вектор в развитии крымского автономизма был усилен в конце XX века, в условиях выхода Украинской ССР из состава СССР вместе с Крымом. Однако, он был ориентирован на российскую государственность. В отношении украинской государственности крымский автономизм имел регионалистский, а затем – и сепаратистский характер.

Этноавтономистский вектор в развитии крымского автономизма воспроизвелся в контексте деятельности крымскотатарского национального движения и политических требований, выдвигавшей требование о преобразовании Республики Крым в крымскотатарскую национальную автономию (основой данных требований является принятая Курултаем 26-30 июня 1991 года Декларация о национальном суверенитете крымскотатарского народа).

Примерами ценностного отношения политических элит Республики Крым к институту автономии в Крыму могут, в частности, служить: празднование 20 января Дня Республики в Крыму (связанного с годовщинами проведения 20 января 1991 года референдума о воссоздании автономной республики в Крыму).

В событиях «Крымской весны» 2014 года просматривается ценностный компонент. В ситуации «Крымской весны» сработали такие ценностные аргументы в пользу права на отделение от Украины, как: самозащита и ликвидация последствий прошлых аннексий.

Вместе с тем, события «Крымской весны» подтвердили наличие противоречий между центростремительным и этноавтономистским направлениями в развитии крымского автономизма.

Произошедшие в г. Симферополе 26 февраля 2014 года массовые столкновения между участниками митинга сторонников «Курултая» и митинга пророссийских организаций Крыма можно рассматривать  как конфликт ценностей, обусловленный разным видением перспектив развития крымской автономии.

В целом, проведенное исследование подтвердило наличие в крымском автономизме мощного аксиологического поля. Наряду с ценностями самозащиты, которые сыграли определяющую роль в ходе голосования на всекрымском референдуме от 16 марта 2016 года, следует отметить этнокультурные и исторические ценности, способствующие осознанию русскими и русско-культурными крымчанами своей связи с Россией. Расширило аксиологическое поле российской политики, усилило патриотические настроения граждан России.

НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК КРЫМА, 5(5) 2016

Игорь ЕВТЮШКИН

Автор: Редакция AVDET

Редакция AVDET