Сусанна Джемилева «Тайна подземного огня» / «Ерасты атешининъ сыры». Главы 13-15

16.06.202120:22

Avdet продолжает публикацию книги для детей автора Сусанны Джемилевой «Тайна подземного огня» – «Ерасты атешининъ сыры» на двух языках (русском и крымскотатарском) в продолжение «Приключений фасолинки». Перевод принадлежит Диляре Абибулла, редактор крымскотатарского текста – Урие Кадырова, редактор русского текста – Алие Кендже-Али.

Главы 1-2. Главы 3-4. Главы 5-6. Главы 7-8. Главы 9-10. Главы 11-12.

Глава 13. История Ташюрека из пещеры Къызыл-Къоба

Давным давно, больше чем сто лет назад, — начал свой рассказ Ташюрек. — Я жил в селе, что находилось на берегу реки Къызыл-Къоба. Однажды наступила необычно холодная зима. И старейшины нашего села сказали: «Это знак. Значит, хранитель подземного огня ждёт к себе ученика, подмастерья». Чтобы волшебное дело не угасало, каждый колдун должен передать свои знания и опыт ученику, который его заменит после смерти. Ведь волшебники — это такие же люди, как мы все. Только они умеют жить немного дольше.

Я всегда отличался тем, что хорошо знал окружающую природу. Мог различать голоса птиц. Знал все ягоды и грибы в нашем лесу. Вот потому старейшины села снарядили меня к колдуну Бахышу. Когда я прибыл в пещеру Бузлук-Къоба, оказалось, что там уже находилось несколько мальчиков из других сёл Крыма с желанием стать будущими хранителями подземного огня. Тогда колдун устроил нам соревнование. Это было очень сложное состязание, и все мальчики прошли его с честью. Однако колдун мог выбрать только одного из нас. И он выбрал меня.

Колдун Бахыш был хорошим, терпеливым учителем. Вместе с ним я познавал геологию — науку о полезных ископаемых, о породах, из которых состоят пещеры Крыма. Также он обучал меня астрономии.  Через Къулакъ Еры[1] мы смотрели на звёзды и изучали их влияние на движение воды, воздуха и даже каменных глыб.  Мы занимались и физикой, и химией, чтобы понять, что такое пламя. Вскоре колдун доверил мне много разных дел, но только мне не разрешалось подходить к очагу с подземным огнём. Однако я мог сидеть неподалеку от него и в свете его пламени читать волшебные книги, заниматься волшебными науками.

С каждым днём я становился все более образованным, знающим, посвящённым в тайны волшебного мира. Мне не терпелось перейти к самому главному: к изучению правил по уходу за подземным огнём. Все чаще и чаще я спрашивал своего учителя: «Оджа[2], когда же мы начнём изучать главные задачи хранителя подземного огня?», но он отвечал, что я ещё не готов.

И тогда я решил, что колдун Бахыш несправедлив ко мне. И я уже могу управлять огнём. Поэтому решил похитить его.

Как же я был неправ!

Колдун Бахыш смог прочитать мои тёмные мысли. И предостерег меня избавиться от них. Но они не угасали. И с каждым днём я всё больше мечтал о том, как подземный огонь будет вынесен на свет для радости всех людей.

Одной ночью, когда колдун устал считать звёзды и прилег, я пробрался в зал, где горел огонь. Мне всего-то нужен был один уголёк из очага. Как только я коснулся его железными щипцами, я почувствовал руку колдуна на своём плече.

-Ташюрек, — сказал он. — Ты ослушался меня. Я предупреждал тебя, что тайны подземного огня можно узнать только тогда, когда я решу, что ты готов к этому. Но ты не захотел углублять свои знания в науках, без которых нельзя освоить правила ухода за этим огнём. Ты захотел совершить то, что нарушило бы порядок вещей, который установлен веками для сохранения нашего прекрасного Крыма.

Я заплакал. Какой же я неуч!

И вот тогда, чтобы я понял значение терпеливости, колдун заточил меня внутрь сталактита, который вода и известь создавали в течение восьми тысяч лет! Я видел во время своего столетнего заточения, как терпеливо природа работает над своей красотой.

А теперь, Энвер и Лейля, когда вы знаете мою историю, идите и найдите колдуна Бахыша. Спасите весну и Наврез. Возможно, вы поможете и мне, потому что вы будете первыми людьми, которые увидят Бахыша после моего заточения.

Дети сердечно поблагодарили Ташюрека за его рассказ. Эта поучительная история очень взволновала Лейлю. Теперь ей хотелось добраться до колдуна, чтоб помочь и Ташюреку в том числе. Ведь он осознал свою ошибку и раскаялся.

Друзья вышли из пещеры. День был ещё в полном разгаре. Теперь, когда они точно знали, где прячется подземный огонь, они были уверены, что смогут выполнить просьбу Къалакъай-Ана и Обур.

Платочки взлетели в воздух. Послышался голос Энвера:

— Бузлук-Къоба.

И дети исчезли.

Тем временем в домике Къалакъай-Ана  Обур увидела маленьких путешественников, покидающих пещеру Къызыл-Къоба, и быстро макнула палец в воду, чтобы очертить несколько кругов против часовой стрелки. Время в реальном мире снова передвинулось назад.

Глава 14. Поиски подземного огня в Бузлук-Къоба

Друзья стояли перед огромной каменной воронкой, в которой рос старый бук. Это был вход в Бузлук-Къоба.

— Лейля, нам нужно найти две палки, — сказал Энвер. — Потому что в Бузлук-Къоба и стены, и даже днище покрыто льдом.

Дети увидели две крепкие палки, прислонённые к камню неподалёку, видимо, оставленные многочисленными туристами и искателями приключений. Взяв их, они вошли в пещеру. Перед детьми открылось два больших зала, которые объединялись в галерею. Весь грот был покрыт толстой коркой льда. С потолка свисали сталактиты. А с днища росли вверх сталакмиты. Только не из известняка, как в других пещерах, а изо льда. Некоторые из них росли в один ряд и напоминали гирлянду. Пробравшись к центру грота, дети увидели, что сталактиты и сталакмиты срослись и образовали ледяные колонны. Лёд казался наполненным голубым светом. Где-то вдалеке детям слышалось тихое журчание воды. Это была очень красивая пещера.

— Лейля, в этой пещере есть подземный колодец, а по дну его течёт ручей, — говорил, скользя от колонны к колонне, Энвер.

— Что говорит о том, что мы у цели, — отвечала ему Лейля.

— Ну и хитрец этот колдун Бахыш, — засмеялся мальчик. — Никто не догадается, что в пещере с нетающим льдом находится подземный огонь.

Лейля рассмеялась в ответ.

Дети шли осторожно, стараясь не упасть на скользком льду. Они обошли все закоулки пещеры, но не нашли выхода к подземному колодцу или ручью. Вскоре они уже сделали полный круг по пещере и снова стояли у входа.

— Нет, так не может быть, — сказал решительно Энвер. — Пошли ещё раз. Мы просто не заметили потайного хода.

Лейля кивнула, замотала шарф повыше и пошла за Энвером. Ледяная пещера оказалась самой холодной. И девочка чувствовала, как постепенно немеют пальцы на ногах и руках.

Дети сделали ещё один круг. Безрезультатно.

— Энвер, видимо мы немного замёрзли и могли пропустить этот потайной ход. Давай теперь я пойду первая, а ты за мной, — предложила Лейля.

Так они и сделали. В самой глубине пещеры друзья остановились и стали прощупывать стены руками. Но везде был лишь толстый лед. Лейля присела на корточки и стала дышать на пальцы, чтобы их согреть. Энвер сделал то же самое. Потом, когда от холода уже начали слезиться глаза, и видеть стало ещё труднее, Лейля вспомнила про перо орла Атеша. Ура! Как же здорово, что кузнецы позаботились о них в этот морозный день. Перо было вынуто из рюкзачка, и дети зажали его между своих ладошек. Тихо-тихо тепло разливалось от кончиков пальцев по всему телу. Потом Лейля увидела, что горшочек, подарок для колдуна Бахыша, покрылся изморозью. Она прислонила перо и к нему.

— Лейля, я что-то чувствую усталось, — сказал, зевнув, Энвер.

— Да, так бывает после того, как отогреешься с мороза, — ответила Лейля.

Дети решили присесть на несколько минут, чтобы окончательно согреться и отдохнуть, а потом продолжить поиски. Перо орла Атеша Лейля положила на горшочек, чтобы он продолжал отогреваться. А сама села рядом с Энвером. Постепенно детей сморил сон. Проснулись они, разбуженные громким журчанием ручья на дне колодца, которое раньше было едва слышно. Открыв глаза, Лейля увидела, что там, где стоял горшочек с пером Атеша, ледяная стенка растаяла, а за ней открылся тёмный ход… Энвер тоже проснулся и смотрел на растаявшую дыру в стене пещеры. Дети переглянулись между собой. Вот он вход, который они так долго искали! Как там говорил старый кузнец? Пройти через воду и не намочиться? Загадка решена! Лёд — это замёршая вода. Если суметь пройти через толщу льда, то не намочишься, но пройдёшь через воду! Ай да колдун Бахыш! Настоящий мастер загадок.

Глава 15. Встреча с колдуном Бахышем

Лейля быстро убрала горшочек и перо орла Атеша в рюкзак. Энвер заглянул в открывшийся ход, в конце которого горел свет, и из-за этого видимость была достаточно хорошей. Дети прошли через толщу льда и почувствовали, что под ногами совершенно сухой и не скользкий грунт. Молча, не сговариваясь, они взялись за руки и поспешили вперёд. Журчание подземного ручья становилось всё громче, а воздух в проходе всё теплее. Друзья прошли всего несколько минут и увидели, что путь расширяется и превращается в зал с большой аркой. За аркой находилось округлое помещение, в центре которого был выложен каменный очаг. В нём тлели угли и плясали  там и тут небольшие язычки пламени. На потолке этого помещения была начерчена карта Крыма. Она располагалась точно над окружностью очага.  Остальная поверхность потолка была разрисована схемами созвездий и какими-то символами.

Пока дети рассматривали всё это, они не заметили, что в нише одной из стен располагалась софа, на которой кто-то лежал.  Энвер и Лейля, не умолкая, угадывали вслух названия созвездий и перемещались по залу. Но тут до них донесся стон. Тогда дети поспешили к нише в дальней стене. На софе они увидели старика с длинной белой бородой, который лежал с закрытыми глазами и тихо стонал.

— Колдун Бахыш, оджа, просыпайтесь, пожалуйста, — сказал Энвер, осторожно прикоснувшись к плечу лежащего.

Старик открыл глаза и непонимающим взглядом осмотрел детей.

— Вы кто? И как вы сюда попали? — спросил колдун. И сам тут же ответил: — Я так болен, что даже не заметил, что в моей пещере кто-то есть.

— Колдун Бахыш, — сказала Лейля. — Мы прибыли по поручению ваших сестер Къалакъай-Ана и Обур. Нас просили найти вас и узнать, почему подземный огонь не греет? Из-за этого не приходит весна в Крым.

— Я теперь понимаю, почему он не греет, Лейля, — ответил за колдуна Энвер. — Ты же видишь, что оджа заболел, и некому следить за очагом.

Старик моргнул в знак согласия словам мальчика. Потом он попытался присесть, но у него ничего не получилось. Тогда он заговорил, продолжая лежать:

— Как вас зовут, дети?

— Я Энвер, — сказал мальчик.

— А я Лейля, — ответила девочка.

— Добро пожаловать в мою пещеру, дети, — сказал с трудом больной. — Вы очень смелые и умные, раз смогли найти меня. Ведь даже мои сёстры не знают, как сюда добраться. Да, я заболел этой зимой. И у меня нет сил, чтобы позаботиться о подземном огне.

— Что же теперь будет? — спросила испуганно Лейля. Ей совершенно не хотелось жить постоянно в зиме. Она так любила лето!

— Не беспокойся, джаным, — сказал ей старый колдун. – Возможно, мы вместе найдём способ, как помочь огню разгореться.

И тут Лейля вспомнила о подарке.

— Колдун Бахыш, а ведь мы к вам не с пустыми руками, — сказала она, открывая рюкзачок. — Вот вам подарок от ваших сестёр.

С этими словами она достала горшочек.

Глаза колдуна Бахыша заблестели от слёз, когда он увидел гостинец.

— Открой крышку, Лейля, — попросил он слабым голосом,

Девочка так и сделала. И ахнула: в горшочке была насыпана земля, а в земле рос лиловый стебелёк фасоли.

— Фасолинка, это ты? — спросила росток Лейля.

В знак согласия лепестки на стебельке задрожали. Это была фасолинка! Лейля поднесла горшочек к рукам колдуна Бахыша. Его старые скрюченные пальцы дотронулись до живых листочков, до земли, и вдруг на глазах у детей колдун стал поправляться. Усталые веки распахнулись, улыбка заиграла на его лице, а сам он резво сел на софе.

— Ох, мои сестрицы знают, что мне для пополнения сил нужно чуточку земли из сада Къалакъай-Ана, — вскричал колдун. — Я ведь в детстве очень хотел стать садовником. Но судьба распорядилась так, что стал хранителем подземного огня.

— Колдун Бахыш, но что же будет с этим ростком? — спросила девочка. — Вы хотите оставите его у себя?

— Нет, нет, что ты, — запротестовал старик. — Росток зачахнет без солнечного света. Он должен вернуться в сад Къалакъай-Ана, вырасти там и дать плоды.

— Но как же так? — спросил Энвер. — Ведь вам нужна живительная сила родной земли?

И тут Лейля вспомнила про цепочку и наставления Обур: «Тебе она пригодится, даже если в ней нет фасолинки».

— Я знаю, как в этом помочь! — прокричала девочка.

Она сняла с шеи цепочку, открыла кулон и насыпала в него немного земли из горшочка. А потом повесила цепочку на шею колдуну.

Все трое просияли. Это было очень хорошее решение. Горшочек с ростком фасолинки снова был спрятан в рюкзачок. А колдун Бахыш тем временем уже шептал что-то над очагом. Он медленно  обошёл вокруг постепенно разгорающихся углей, при этом водил руками, иногда вознося их вверх, своим посохом дотрагивался до разных точек на карте Крыма, нарисованной на потолке, а затем с торжественным выражением лица отошёл к стене. Дети последовали за ним. И в этот момент красивое пламя восстало плотной стеной и достигло самого потолка пещеры. Казалось, что отдельные его языки ласкают карту Крыма.

-Ну вот, дети, — объявил колдун Бахыш. — Подземный огонь снова греет нашу землю. Ни один уголочек Крыма не останется без его тепла.


[1] кр.тат ухо земли пещера, которая находится на восточном склоне горы Кокуш-Кая между сёлами Къоз (Солнечной Долиной) и Отуз  (Щебетовкой).

[2] кр.тат. учитель

Ерасты атешининъ сыры

13 болюм. Къызыл Къобадаки Ташюрекнинъ икяеси

         — Бир заманда, бундан юзден зияде сене эвель, – икяесини башлады Ташюрек. – Мен Къызыл Къоба озенининъ ялысында ерлешкен бир койде яшай эдим. Йылнынъ биринде къыш пек сувукъ олды. Коюмизнинъ акъсакъаллары «бу бир ишареттир, ерасты атешининъ къоруйыджысы шегирдини беклей» дедилер. Тылсым иши унутылмасынъ деп, эр бир сиирбаз озь теджрибе ве бильгилерини бир шегиртке акътармакъ керек. Тылсымджылар – асылында бизлер киби инсанлардыр. Тек олар бизден чокъча яшайлар.

Мен этрафтаки табиатны яхшы биле эдим. Къушларнынъ сеслерини айыра, орманымыздаки бутюн емиш ве мантарларыны таный эдим. Онынъ ичюн коюмизнинъ акъсакъаллары мени сиирбазгъа ёлламагъа къарар бердилер. Бузлукъ Къобагъа келип чыкъкъанымда анда дигер койлерден шегиртлик япмагъа истеген башкъа балачыкълар олгъаныны корьдим. Бойле вазиетте сиирбаз бизни сынамагъа истеди. О пек агъыр сынав эди, огъланларнынъ эписи оны юксек севиеде кечтилер. Факъат сиирбаз тек бир шегиртни сайлай биле эди ве мени сайлады.

Бахыш сиирбаз яхшы, сабырлы оджа эди. Онынъ янында мен геология, яни Къырым къобалары ибарет олгъан файдалы маден ве ер сойлары акъкъында илимни огрене эдим. Ондан да гъайры, о манъа астрономия бильгилерини бере эди. Къулакъ Еринден[1] йылдызларгъа бакъа ве оларнынъ сув, ава, атта ташларнынъ арекетине тесирини огрене эдик.

Биз алев не олгъаныны анъламакъ ичюн физика, химиянен огъраша эдик. Чокъкъа бармай сиирбаз манъа бир чокъ ишлерни буюрды, манъа тек ерасты атешининъ янына бармагъа ясакъ эди. Мен тек ондан узакъ олмагъан ерде отурып ве ярыгъында тылсымлы китапларны окъуй, тылсымлы илимлерни огрене биле эдим.

Кунь-куньден даа бильгили, тылсым алемини даа чокъ таныгъан олдым. Энъ эсас ишни – ерасты атешине бакъмакъ къаиделерини огренмеге сабырсызлана эдим. Оджамдан эп сорап тура эдим: «оджам, ерасты атеши къоруйыджысынынъ эсас вазифелерини не вакъыт огренмеге башлайджакъмыз?». Амма о, мен даа азыр олмагъанымны айта эди.

Бойле этип, Бахыш сиирбаз манъа къаршы адалетсиз олгъаныны тюшюндим, ерасты атешине саип чыкъа биледжегиме эмин эдим ве оны хырсызламагъа къарар бердим.

Ах, не къадар акъсыз эдим!

         Бахыш сиирбаз меним къара тюшюнджелеримни огренди  ве олардан вазгечмемни тевсие этти. Амма о фикирлер акълымдан ич чыкъмай эди. Кунь-куньден ерасты атеши тышарыгъа чыкъарылып, адамларны севиндиреджегини даа чокъ хаял эте эдим.

         Гедженинъ биринде, сиирбаз йылдызларны сайып болдурып яткъан арада, мен атеш янгъан одагъа гизлиден кирдим. Манъа оджакътан тек бир комюр данеси керек эди. Демир машаларынен оджакъкъа тийгенимнен омузымда сиирбазнынъ элини ис эттим.

– Ташюрек, – деди о. – Сен мени динълемединъ. Ерасты атешининъ сырларыны тек сен бунъа азыр олгъанында бильмек мумкюн, деген эдим. Амма сен илим бильгилерини кенишлетмеге истемединъ, ашыкътынъ ве гузель Къырымымызны сакъламакъ ичюн асырлар девамында шекилленген тертипни бозаджакъ ишке тутундынъ.

Мен агъламагъа башладым. Не къадар джаиль экеним!

Иште о вакъыт, сабыр не олгъаныны огретмек ичюн, сиирбаз мени секиз бинъ йылгъа сув ве керичтен шекилленген сталактит ичине къапады. Эсиримнинъ юз йылы девамында табиат озь дюльберлиги узеринде буюк сабырнен чалышкъанына шаат олдым.

Энди исе, Энвер ве Лейля, артыкъ икяемни бильген сонъ, барынъыз ве Бахыш сиирбазны тапынъыз. Баарь ве Наврезни къуртарынъыз. Бельки манъа да ярдымынъыз тиер, чюнки эсирге алынгъан сонъра Бахышны корьген ильк инсанлар сиз оладжакъсыз.

Балалар Ташюрекке пек миннетдар олгъанларыны бильдирдилер. Онынъ маналы икяеси Лейляны пек эеджанландырды. Артыкъ о Бахыш сиирбазны Ташюрекке ярдым этмек ичюн де тапмагъа истей эди. О хатаны анълады ве япкъанларына пешман олды.

Достлар къобадан чыкътылар. Кунеш даа юксек эди. Балалар ерасты атеши къайда олгъаныны биле ве артыкъ Къалакъай-Ананен Обургъа ярдым эте биледжеклеринден шубеленмей эдилер.

Явлукълар авада салланды. Энвернинъ сеси эшитильди.

– Бузлукъ Къоба.

Ве балалар тургъан еринден гъайып олдылар.

Бу арада Къалакъай-Ананынъ эвинде Обур Къызыл Къобадан чыкъкъан сеятчыларымызны корип, тез-тез пармагъыны сувгъа батырды ве саат акъребини акис тарафкъа бир къач кере чевирди. Керчек аятта вакъыт кене арткъа чекильди.

14 болюм. Бузлукъ Къобада ерасты атешининъ къыдырылмасы

Достлар балабан бир таш хунюнинъ огюнде турмакъта эдилер. Ичинде эски бик тереги осе эди.  О Бузлукъ Къобанынъ кириши эди.

– Лейля, бизге эки таякъ тапмакъ керек, – деди Энвер. – Чюнки Бузлукъ Къобанынъ диварлары ве табаны да бузнен къаплы.

Достлар, якъын бир ерде ташкъа ясланып тургъан ве, эр алда, маджера севдалары, я да туристлер тарафындан къалдырылгъан эки къавий таякъны корьдилер. Оларны алып, къобагъа кирдилер. Козьлери огюнде галереягъа бирлешкен эки балабан ода пейда олды. Къобанынъ ичи бутюнлей бузнен къаплангъан эди. Тавандан сталактитлер асылып тура эди. Табандан исе сталакмитлер осип тёпеге узана эдилер. Амма булар киреч ташындан дегиль де, буздан эдилер. Базылары сыранен тизилип, гирлянданы анъдыра эдилер. Къобанынъ ортасына кечип, балалар сталактитлер сталакмитлернен бир арада бирлешип, диреклерни шекиллендиргенини корьдилер. Бузнынъ ичинден санки кок бир ышыкъ чыкъа эди. Узакътан сувнынъ шырылтысы эшитиле эди. Къоба пек дюльбер эди.

– Лейля, бу къобанынъ ичинде ерасты къую бар, тюбюнде исе озенчик акъа, – деди Энвер бир директен башкъа дирекке къадар тайып.

– Бу да догъру ёлда олгъанымызны исбатлай, – джевап берди Лейля.

– Амма да Бахыш сиирбаз! Акъыл дерьясы! – кульди огъланчыкъ. — Ич иримеген бузлары олгъан къобанынъ ичинде атеш сакълангъаны кимнинъ акълына келир?

Лейля да кульди.

Балалар мукъайтлыкънен, тайгъакъ буз устюнде йыкъылмамагъа тырышып, ёлларыны девам эте эдилер.  Къобанынъ эр бир кошечигине кирселер биле, къую я да озенчикке алып баргъан ёл тапмадылар. Тезден бутюн къобаны айланып чыкъып, кене кириш янына кельдилер.

– Ёкъ, оладжакъ шей дегиль, – эминликнен деди Энвер. – Кель, даа бир кере барып бакъайыкъ. Гизли кечитни корьмей къалгъандырмыз.

Лейля башыны саллады, шарфыны юксекче сарды ве Энвернинъ артындан кетти. Бузлу къоба энъ сувукъ эди. Къызчыкъ бираздан пармакъларыны ис этмегенини анълады. Балалар даа бир кере къобаны долашып чыкътылар. Нетиджесиз.

– Энвер, ушюгенимиз ичюн бельки кечитни корьмей къалдыкъ. Кель, энди мен огюнден кетейим, сен исе артымдан, – теклиф этти Лейля.

Ойле де яптылар. Къобанынъ энъ терен еринде токътап, диварларыны эллеринен тийип бакъмагъа башладылар. Амма эр ер къалын бузнен къаплангъан эди. Лейля, тизлерине отурып, пармакъларыны нефесинен къыздырмагъа башлады. Энвер де айнысыны япты. Бираздан сувукътан козьлери яшланмагъа башланды, корьмеге даа агъыр олды. Лейля Атеш къарталынынъ къанатыны хатырлады. Яшасын! Демирджилер ойле тюшюнджели олгъаны не гузель!  Балалар, къанатны чантадан чыкъарып, авучларында сыкъы туттылар. Яваш-яваш пармакъларнынъ уджундан башлап, бутюн тенлерине сыджакъ яйылды. Къызындылар. Лейля Бахышнынъ эдиеси олгъан бардакъ устюнде де буз корип, къанатны онъа тийсетти.

– Лейля, мен пек болдурдым гъалиба, – эснеп деди Энвер.

– Къызынгъан сонъра ойле ола, – деди Лейля.

 Балалар яхшы этип къызмакъ ве бираз раатланмакъ ве сонъра къыдырмаларыны девам этмек ичюн бир къач дакъкъа отурмагъа къарар бердилер. Лейля Атешнинъ къанатыны бардакъ устюне къойды, озю исе Энвернинъ янына отурды. Чокъкъа бармай балаларны юкъу басты. Олар озеннинъ давушлы шырылтысындан уяндылар. Козьлерини ачкъан Лейля устюнде Атешнинъ къанаты олгъан бардакъкъа якъын дивардаки буз иригени ве артында къара кириш ачылгъаныны корьди. Энвер де уянды ве къоба диварындаки ириген деликке тикилип къалды. Балалар бир-бирине бакъындылар. О къадар вакъыттан берли къыдыргъанлары кириш иште бу олса керек! Не дей эди къарт демирджи? Сувдан кечип сыланмамакъмы?  Тапмаджанынъ джевабы азыр. Буз – къатып къалгъан сувдыр. Бузнынъ устюнден кечип олсанъ, сувдан сыланмайып кечип олурсын. Амма да Бахыш! Тапмаджа устазы!

15 болюм. Бахыш сиирбазнен корюшюв

Лейля Атешнинъ къанатыны тез-тез чантасына къойды. Энвер ачылгъан киришке бакъты. Узакъта ышыкъ яна эди, онынъ ичюн де олдукъча яхшы корюне эди. Балалар къалын буздан кечип, аякълары тюбюнде къуру ве ич тайгъакъ олмагъан земин олгъаныны дуйдылар. Сессиз бир-бирини элинден тутып, огге ашыкътылар. Ерасты озенчикнинъ шырылтысы даа айдын эшитиле, авасы исе кет-кете къыза эди. Достлар бир къач дакъкъа кечкен сонъ кечит баягъы кенишлегенини ве огде балабан кемерли бир одагъа чевирильгенини корьдилер. Кемернинъ артындан тёгерек бир ода, онынъ ортасында исе таштан оджакъ къурулгъан эди. Ичинде атеш ялынлары ойнай, комюрчиклер къорлана тура эди. Бу оданынъ таванында Къырымнынъ харитасы сызылгъан эди. О тамам оджакънынъ тёпесинде ерлеше эди. Таваннынъ къалгъан ерлери чешит темсиллер ве йылдыз уюрилерининъ схемаларынен безетильген эди.

 Балалар ресимлерге бакъар экен, диварнынъ биринде бир софа, устюнде исе бир кимсе яткъаныны корьмей къалдылар. Энвернен Лейля, йылдыз уюрилерининъ адларыны хатырлап, айтып, оданынъ ичинде юрьмекте эдилер. Шу дакъкъасы бирининъ инъильтилери эшитильди. Балалар узакътаки диварнынъ янына ашыкътылар. Софанынъ устюнде козьлери къапалы алда инъильдеп яткъан, узун беяз сакъаллы къартны корьдилер.

– Бахыш сиирбаз, оджа, лютфен, уянынъыз, – деди Энвер, яткъаннынъ омузына яваштан токъунып.

         Къарт козьлерини ачып, балаларгъа шашкъын бакъты.

– Кимсинъиз, мында насыл этип келип чыкътынъыз? – сорады сиирбаз. Шу дакъкъасы да озю джевап берди: – О къадар хастам ки, бирининъ кельмесини дуймадым биле.

– Бахыш сиирбаз, – деди Лейля. – Биз таталарынъыз Къалакъай-Ана ве Обурнынъ риджасынен янынъызгъа кельдик. Олар ерасты атеши не ичюн къыздырмагъаныны ве Къырымгъа баарь не ичюн кельмегенини бильмеге истейлер.

– Атеш не ичюн къыздырмагъаныны энди озюм де анълайым, – сиирбазнынъ ерине джевап берди Энвер. – Коресинъ де, оджа хасталанды, оджакъны бакъаджакъ кимсе ёкъ.

Сиирбаз козюни къымып, огъланчыкъ догъру айткъаныны бильдирди. Сонъра котерилип отурмагъа тырышты, амма беджерип оламады. Яткъан алда лафыны девам этти.

– Балалар, адынъыз не?

– Меним адым Энвер, – деди огъланчыкъ.

– Меним исе Лейля, – джевап берди къызчыкъ.

– Къобама хош кельдинъиз, балалар, – зорланса да, деди хаста. — Мени тапып олгъанынъызгъа коре, сиз пек джесюр, акъыллы балаларсыз. Таталарым биле отургъан еримни бильмейлер. Э, мен бу къыш хасталандым. Ерасты атешини бакъмагъа кучюм ёкъ.

– Я не оладжакъ энди? – къоркъусыны гизлемейип сорады Лейля. Эр вакъыт къыш олгъаныны ич истемей эди. О язны пек севе эди.

– Къасевет этме, джаным, – деди къарт сиирбаз. – Бельки берабер тюшюнип, атешни туташтырмакънынъ бир чаресини тапармыз.

         Лейля шу аньде эдие акъкъында хатырлады.

– Бахыш сиирбаз, биз сизге бош къолнен кельмедик, – деди о, чантасыны ачып. – Таталарынъыз сизге бахшыш ёллады.

Бойле айтып, къызчыкъ бардачыкъны чыкъарып берди.

Эдиени корьген Бахышнынъ козьлери томарланды.

– Къапагъыны ач, лютфен, Лейля, – меджалсыз сеснен риджа этти о.

         Къызчыкъ ойле де япты ве шашып къалды: бардакъ ичинде топракъ, топракъта исе мор бакъла филиси осьмекте эди.

– Бакълачыкъ, сенсинъми? – сорады Лейля филистен.

Джевап ерине фиданчыкънынъ япрачыкълары титреди. О керчектен бакълачыкъ эди! Лейля бардакъны Бахышнынъ эллерине узатты. Онынъ къарт, майышыкъ пармакълары, джанлы япракъларгъа, топракъкъа токъундылар. Шу дакъкъасы, балаларнынъ козьлери огюнде сиирбаз эйилишмеге башлады. Агъырлашкъан козь къапакълары ачылды, юзюнде тебессюм джанланды, озю де котерилип, софанынъ устюне отурды.

– Эээх, меним таталарым Къалакъай-Ананынъ багъчасындан бир авуч топракъ манъа кучь бергенини яхшы билелер, – деди сиирбаз. – Яшлыгъымда багъчеван олмагъа пек истей эдим. Лякин такъдиримде ерасты атешининъ къоруйыджысы олмакъ язылгъан экен.

– Бахыш сиирбаз, я бу фиданчыкънынъ алы не оладжакъ, сиз оны озюнъизде къалдыраджакъсызмы? – сорады къызчыкъ.

– Ёкъ, ёкъ, олмаз эбет, – инкяр этти къарт. — Фиданчыкъ кунь ярыгъыны корьмесе солып къалыр. О Къалакъай-Ананынъ багъчасына къайтып, анда осип, мейвасыны бермек керек.

– Я насыл оладжакъ бу иш? – сорады Энвер. – Сиз де тувгъан топракънынъ кучюне мухтаджсыз да!

         Бу дакъкъада Лейля зынджырчыкъ ве Обурнынъ насиатларыны хатырлады: «ичинде бакълачыкъ энди олмаса да, зынджырчыкъ санъа керек ола билир».

– Сизге насыл ярдым этмек мумкюн олгъаныны билем! – эеджанлы, юксек давушнен деди къызчыкъ.

О бойнундан зынджырчыкъны чыкъарды, къутучыкъны ачып, ичине бардачыкътан бираз топракъ толдурды. Сонъра бу зынджырчыкъны сиирбазнынъ бойнуна асты.

Эр кес севинди. Пек догъру тюшюнген. Бакъла фиданчыгъынен бардачыкъ исе кене чантагъа ерлештирильди. Бу арада Бахыш сиирбаз энди оджакъ башында бир шейлер фысылдай эди. О яваш-яваш туташмагъа башлагъан комюрлернинъ этрафында айланып, къолларынен арекетлер япа, базыда тёпеге котере, асасынен таванда сызылгъан Къырым харитасындаки чешит ерлерине токъуна эди. Сонъра тантаналы шекильде диваргъа чекильди. Балалар янына бардылар. Шу дакъкъасы атеш алеви дюльбер бир дивар киби юкселип, тавангъа етти. Ялынлары санки Къырымнынъ харитасыны охшай эдилер.

– Анна, балалар, – илян этти сиирбаз. — Ерасты атеши ер юзюни къыздырмагъа башлады. Къырымнынъ ич бир кошечиги сыджагъындан марум къалмаз.


[1] Ер Къулагъы – Къоз ве Отуз койлери арасында Кокуш Къая дагънынъ шаркъ джапында  ерлешкен къоба.

Автор: Редакция Avdet

Редакция AVDET